Национальный вопрос в межгосударственных отношениях

Геополитика и безопасность

Конечно, описанная выше ситуация не является универсальной моделью для всего региона, но подобный «трафарет» вполне применим к российско-кыргызским межгосударственным отношениям. После встречи Алмазбека Атамбаева с Дмитрием Медведым в феврале 2012, а также разговора по размещению российской военной авиабазы в Канте, признаки напряжения в двусторонних отношениях стали проявляться регулярно. Дополнительным стимулом для взаимных обвинений стал завод «Дастан», а если быть точнее разногласия Москвы и Бишкека по условиям передачи первой пакета акций в обмен на списание 180 миллионного госдолга. Ранее между руководствами стран было согласована схема, предусматривающая передачу 48% акций завода «Дастан» российской стороне. Сейчас, в свете взаимных обвинений и наличия 500 млн. государственного долга Кыргызстана перед Россией, Кремль настаивает на принятии новой схемы передачи активов завода. Теперь, Москва требует 75% акций «Дастана», аргументируя это тем, что за три года имущество завода было обесценено в силу его износа. Согласно заявлениям российской стороны, Москва готова к получению 48% акций, но уже за меньшую сумму, 180 млн. долл. долга будут списаны только в случае передачи большей доли, а именно 75%.
К слову отметить, что с передачей России увеличенного пакета акций, Кыргызстан отдает практически всю свою долю в предприятии, которая на сегодняшний день составляет около 80%, а оставшиеся 20% находятся на руках частных предпринимателей. В этой связи, российская сторона получает полный контроль за предприятием и вольна поступать как ей заблагорассудиться.
Между тем, спор вокруг «Дастана» не единственный вопрос, усугубляющий и без того непростые отношения между странами. Миграционная политика Москвы, в недавнем времени ужесточенная в отношении трудовых мигрантов из Центральной Азии, для Кыргызстана вылилась дополнительной «головной болью». Глава Федеральной миграционной службы РФ К. Ромодановский на прошлой неделе озвучил решение российского правительства о денонсации двустороннего соглашения, предоставляющее упрощенное получение российского гражданства для кыргызских мигрантов.
Подобный шаг, по всей видимости, является не последним в цепочке механизмов, коими располагает Кремль для контролирования Кыргызстана, а также Центральной Азии в целом. Единственная разница в подходах. На современном этапе, ситуация, развивающаяся между Кыргызстаном и Россией, довольно комичная в некотором смысле. Естественно, что речи о тотальном ухудшении межгосударственных связей не идет. К тому же, конфликт, по всей видимости будет исчерпан после введения дополнительных механизмов давления на Кыргызстан, которые в худшем случае выльются во «внутренние проблемы нефтеперерабатывающего завода», в следствие чего поставка российских ГСМ будет ограничена. А Кыргызстан просто будет вынужден пойти на уступки.
Тем не менее, несмотря на односложность сценария, анализа требуют фоновые факторы и последствия. Неприятный осадок и недовольство российским руководством у Кыргызстана останется в любом случае, к тому же, решение вопросов с позиции «силы» будет подталкивать кыргызское руководство к поиску альтернативных путей развития. Это не подразумевает полный отказ от сотрудничества с Россией, сколько говорит о том, что те отрасли, которые были заняты Москвой вполне вероятно будут заняты либо поделены между третьими сторонами. Сюда вполне можно отнести заинтересованность России в участии реализации гидроэнергетических проектов в Кыргызстане.
Кыргызстан, как показывает развитие событий, пытается всяческим образом надавить на больные места России. И в первую очередь, традиционно это касается русской диаспоры и русского языка в стране. И если, относительно судьбы и статуса русского языка в Кыргызстане Россия особо не переживает, так как русский язык прочно утвердился в культуре и повседневном быте Кыргызстана, то проблемы русской диаспоры в стране заставит Москву понервничать. Первой тому причиной является показательные межэтнические конфликты в Кыргызстане, в ходе которых были ущемлены права целого ряда национальных меньшинств в стране (узбеки, турки, курды, дунгане).
Хотя положение русского населения в Кыргызстане на сегодняшний день достаточно устойчивое и пока предпосылок для того, что бы диаспора чувствовала на себе негативное отношение титульной нации, не наблюдается. Общество Кыргызстана довольно позитивно оценивает роль России в стране и выступает за расширение двустороннего сотрудничества, однако конфликтный потенциал существует. С одной стороны, кыргызское руководство, предприняв конкретные шаги в отношении русской части населения кардинально изменит существующий баланс в общественном, политическом и экономическом планах внутреннего и внешнего масштаба. Российский фактор выступит как основная сила в налаживании межэтнической проблемы. Но в условиях высокой политизированности кыргызского общества, подобная тенденция может иметь обратный характер и укрепиться прежде в общественном сознании титульной нации. Рост социального недовольства при нехватке продуктов питания и ГСМ, за исключением недовольства политикой официального Бишкека может коснуться и положения русской диаспоры в стране. В этом случае, кыргызское руководство, как бы того ни хотело, будет не способно каким-либо образом изменить ситуацию в лучшую сторону.
В этой связи, мы можем наблюдать развитие довольно интересного сценария. Москва хорошо осознает неприемлемость ущемления русского населения в Кыргызстане и как бы оставаясь в стороне делает акцент на отношениях Кыргызстана с Казахстаном. Астана в этом случае призвана стать неким катализатором в недопущении повторения межэтнических конфликтов латентного либо открытого характера. В этой связи, 27 марта организован семинар, на котором примут участие депутаты, представители Аппаратов Президента обеих стран и обсудят вопросы государственной политики в сфере межэтнических отношений Кыргызстана и Казахстана. Целью конференции является обмен опытом в сфере межэтнической толерантности и достижения общественного согласия. Вопрос положения и дальнейшей судьбы русского населения, как представляется очевидным, будет представлять собой тему первостепенной важности. К тому же, русская диаспора в Казахстане, со своей спецификой общественного и политического устройства, также является предметом обеспокоенности России.
Резюмируя вышесказанное, становится очевидным, что Москва предпринимает меры превентивного характера, но между тем не пытается идти на компромисс в двусторонних отношениях. И каким бы противоречивым либо позитивным ни являлось бы сотрудничество Казахстана и Кыргызстана, России необходимо решать проблемные аспекты кыргызско-российских отношений самой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.