Москва и Париж: взаимный отказ от первого ядерного удара

Концепции и доктрины

Предложения о выводе разоруженческого процесса из глубокого застоя
Сложилась несколько парадоксальная ситуация: если во времена существования Советского Союза Москва выдвигала большое количество внешнеполитических инициатив, направленных на решение разноплановых проблем сокращения вооружений и ограничения военной деятельности, то после его распада и завершения периода холодной войны количество подобных акций значительно уменьшилось, хотя набор проблем в такой обширной сфере, как контроль над вооружениями, все еще остается довольно высоким. Более того, со временем эти проблемы имеют тенденцию к последующему накоплению, если хотя бы периодически не предпринимать усилий по их разрешению, так как они постоянно усложняются из-за появления новых видов вооружений и расширения пространственной сферы их потенциального применения.
Речь, разумеется, не идет о всеобщем и полном разоружении в глобальном масштабе, а лишь о некотором оживлении разоруженческого процесса на принципах равенства и одинаковой безопасности, которые, как представляется, находятся в глубоком застое уже многие годы. По нашим подсчетам, имеется 14 основных направлений возможного сокращения отдельных видов вооружений различного назначения и селективного ограничения военной деятельности за пределами национальных территорий.
Среди них есть приоритетные направления. Например, дальнейшее сокращение ядерных боеприпасов, предотвращение размещения оружия в космическом пространстве, урегулирование проблемы размещения противоракетных систем. Но в любом случае позитивное решение подобных задач самым непосредственным образом и также позитивно сказалось бы на всей военно-политической атмосфере в мире.
Но, как это часто случается, многие научно-практические конференции, семинары и круглые столы, обсуждающие проблемы региональной и глобальной безопасности, ограничиваются только констатацией проблем, связанных с наращиванием вооружений и усилением военной деятельности, но не отличаются выдвижением на них каких-то практических идей и инициатив, направленных на укрепление всеобщей безопасности.
ТРИ ИДЕИ УКРЕПЛЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ В ЕВРОПЕ
Похоже, что организаторам и участникам недавно состоявшейся в Москве российско-французской дискуссии по проблемам европейской безопасности, прошедшей под эгидой и с совместным участием представителей Российского института стратегических исследований (РИСИ) и французского Института высших исследований национальной обороны Франции (ИВИНО) удалось сделать заметный упор на выдвижение трех прикладных идей, которые, по оценкам специалистов и представителей СМИ, могли бы в значительной степени улучшить военно-политический климат в Европе в целом, а также российско-французские и российско-натовские отношения в частности.
Если говорить в общем плане, то эти три идеи затронули ядерные вооружения, противоракетную проблематику и обычные вооружения.
Так, в рамках концепции об использовании неокреативных подходов к решению проблемы создания безъядерного мира в глобальном масштабе было высказано пожелание о том, чтобы Россия и Франция пошли дальше ранее подписанного ими соглашения о ненацеливании ракетно-ядерных сил на территории друг друга и в самое ближайшее время приняли политическую декларацию о взаимном неприменении ядерного оружия первыми. При этом было оговорено, что подобная договоренность никоим образом не должна подрывать или отменять их существующих ядерных военно-стратегических установок или подрывать союзнические обязательства высоких договаривающихся сторон в ядерной сфере.
На самом деле, если бы такая договоренность материализовалась, то она стала бы первой договоренностью среди ядерных держав, не являющихся военными союзниками и не участвующих в обеспечении коллективной обороны в одних рядах. Дело в том, что три ядерные державы Запада – Великобритания, США и Франция – никогда не будут применять ядерное оружие друг против друга в силу прочных союзнических обязательств, в том числе существующих в рамках НАТО. Россия, например, придерживается бессрочного обязательства о неприменении ядерного оружия первой в отношении КНР, и наоборот, аналогичное обязательство в отношении России уже давно взял на себя Пекин. Логичен очередной шаг: нужны, пусть небольшие, договоренности между ядерными государствами, входящими в НАТО и не входящими в альянс. На начальном этапе, скажем, в сфере неприменения ядерного оружия друг против друга.
Представляется, что подобное политическое согласие между Москвой и Парижем было бы встречено в мировом сообществе с позитивной стороны. Оно свидетельствовало бы пусть о небольшом, но реальном движении к безъядерному миру двух ядерных держав, которые никогда не являлись и до сих пор не являются ракетно-ядерными союзниками. Подобная договоренность могла бы одновременно послужить позитивным и наглядным примером для других юридических ядерных держав (то есть для Великобритании и США), а также фактических ядерных государств (Израиля, Индии и Пакистана).
МОРСКИЕ ЗОНЫ БЕЗ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ И ПРО
Другая идея, которая была высказана в ходе российско-французской дискуссии по проблемам европейской безопасности, состоит в необходимости провозглашения в качестве безъядерных и беспротиворакетных зон (или зон, свободных от ядерного и противоракетного оружия) в отдельных морских акваториях, омывающих европейский континент, например, в Балтийском, Баренцевом, Северном, Средиземном и Черном морях, с надлежащими обязательствами внерегиональных государств. Провозглашение таких двойных зон, то есть вводящих запрет на появление носителей ядерного и противоракетного оружия на борту боевых кораблей внерегиональных государств, во многом сняло бы напряженность по проблематике распространения ракетно-ядерных вооружений и противоракетных систем, которые постоянно связаны и будут связаны друг с другом у государств, располагающих ядерным оружием и противоракетными инфраструктурами.
Это позволило бы, например, снять проблему выдвижения к европейским берегам морской составляющей многофункциональной боевой информационно-управляющей системы «Иджис» США, на которую скоро будет приходиться до 60–70% от их всех ракет-перехватчиков, которые разместятся за пределами их континентальной части и которые создадут прямую угрозу безопасности стратегическим ядерным силам России и союзникам практически со всех географических направлений.
ПЕРЕЖИТОК ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ
И наконец, на встрече российских и французских экспертов в РИСИ было выражено пожелание о прекращении натовской операции «Военно-воздушное патрулирование» (Baltic Air Policing), которая проводится в воздушном пространстве трех государств Балтии с 2004 года практически на постоянной основе. Отмечалось, что такое постоянно проводимое учение ВВС стран – участниц НАТО является пережитком времен холодной войны, и оно явно не способствует укреплению взаимопонимания между Москвой и Эвере – районом бельгийской столицы, где располагается штаб-квартира Трансатлантического альянса. Кроме того, оно представляется просто несуразицей в условиях, когда руководство блока просит у России пойти ему навстречу в вопросах то транзита своих невоенных грузов в Афганистан, то вывоза обратно из этой страны после завершения операции многонациональных сил коалиции.
Если все страны, которые затрагиваются всеми этими тремя инициативами, действительно хотят превратить свои межгосударственные отношения в отношения привилегированного партнерства, очевидно то, что они должны сделать конкретные шаги навстречу друг другу по всем отмеченным трем направлениям возможного взаимодействия. Реализация этих трех задач вообще не представляется каким-то трудным процессом, если заинтересованные стороны проявят добрую волю и неокреативный подход к проблемам европейской и глобальной безопасности. Заметим, такой подход не потребует от них практически никаких финансовых затрат. А доверие, которое всегда требуется между всеми государствами мира без исключения, только возрастет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.