С-400 не по карману. ПВО Беларуси поддерживают за счет советского «железа»

ВС Беларуси Оружие

s400-triumphНедостаток финансирования в перспективе может не позволить белорусской противовоздушной обороне (ПВО) накопить достаточное количество сил и средств для гарантированного отражения массированного удара высокоточным оружием.

В экспертном сообществе продолжается дискуссия относительно реальных результатов недавнего ракетного удара США и их союзников по Сирии. Причем выводы участников дискуссии диаметрально разнятся в зависимости от того, чьей версии произошедшего отдается предпочтение: российской или американской.

Кто привирает?

16 апреля официальный представитель Минобороны РФ генерал-майор Игорь Конашенков провел брифинг для представителей СМИ, посвященный анализу результатов ракетного удара, нанесенного 14 апреля силами США, Великобритании и Франции по объектам в Сирии, и оценке действий сирийских подразделений ПВО.

Согласно информации генерала Конашенкова, при отражении этого ракетного удара сирийской правительственной армией использовались зенитные ракетные комплексы (ЗРК) С-200, С-125, «Оса», «Квадрат», «Бук» и «Стрела». Все эти ЗРК были произведены в СССР 40 и более лет назад.

Также активно применялся зенитный ракетно-пушечный комплекс (ЗРПК) российского производства «Панцирь», поступивший на вооружение ПВО Сирии относительно недавно.

Конашенков заявил, что при отражении удара было израсходовано 112 зенитных управляемых ракет и была уничтожена 71 крылатая ракета (КР) из 103, обнаруженных в воздушном пространстве Сирии.

Между тем несколькими днями позже официальный представитель Пентагона Дана Уайт на брифинге заявила, что поставленные Россией системы ПВО не смогли вовремя отреагировать на американские удары в Сирии. Практически все зенитные ракеты наземного базирования были запущены подразделениями ПВО режима Асада уже после того, как последняя из американских КР поразила цель. Таким образом, по версии Пентагона, зенитные ракетные системы российского производства оказались абсолютно неэффективными.

По словам Уайт, США убеждены, что все ракеты, запущенные по объектам в Сирии, поразили заданные цели, а заявление России об уничтожении сирийскими подразделениями ПВО большого количества американских крылатых ракет и ракет союзников является ложным.

В свою очередь представитель Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США генерал-лейтенант Кеннет Маккензи заявил, что сирийские средства ПВО, которые произведены в России и поддерживаются российскими военными, хотя и были активно использованы, но оказались неэффективны.

Правда, он оговорился, что оценка относится только к системам ПВО сирийской армии, а не к российским, поскольку те не были задействованы во время нанесения ракетных ударов.

Однако имеется информация (в том числе и визуальная) о том, что на территории Сирии обнаружено значительное количество обломков сбитых КР западного производства, а две из них с незначительными повреждениями попали в руки сирийских военных и затем были отправлены в Москву.

Таким образом, есть основания считать выводы американского военного ведомства не вполне корректными. Другое дело, что и цифры, названные российским Минобороны, требуют фактических доказательств.

Чем опасны «Томагавки»

Но вне зависимости от справедливости выводов той или другой стороны, перед странами, на вооружении которых находятся системы ПВО советского и российского производства (в том числе перед Беларусью), встает вопрос, насколько эти системы окажутся эффективными, если будет массированно применено высокоточное оружие, прежде всего крылатые ракеты.

Особая опасность КР типа «Томагавк» состоит в том, что они летят к цели на предельно малой высоте с огибанием рельефа местности и потому малозаметны для наземных радиолокационных станций (РЛС).

По мнению генерал-полковника Леонида Ивашова, бывшего начальника главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны России, положительный результат работы сирийской системы ПВО 14 апреля во многом объясняется тем, что удар по стране был нанесен КР, подлежащими утилизации. Поэтому значительное число ракет не долетело до цели, другие были сбиты без особых затруднений.

Другое дело, если бы американцам в Сирии противостояли более современные системы ПВО. Тогда войска США и их союзников, несомненно, использовали бы гораздо больше КР, и это были бы более современные образцы. Причем ракетный удар сопровождался бы применением разнообразных средств подавления ПВО, считает Ивашов.

У нас есть «Роса-РБ»

Когда речь идет о ПВО Беларуси, есть достаточно оснований прислушаться к мнению тех экспертов, которые заявляют о ее способности ныне эффективно противостоять воздушному нападению с использованием современного высокоточного оружия, включая КР.

Прежде всего, имеются средства обнаружения низковысотных целей. С советских времен каждому дивизиону ЗРС С-300 (которые в версии «ПМ» до сих пор стоят на вооружении ПВО Беларуси) придавался низковысотный радиолокационный обнаружитель (НВО) 5Н66(М), устанавливаемый на передвижной вышке.

НВО предназначен для обнаружения воздушных целей с малой отражающей поверхностью (до 0,02 кв.м), в том числе крылатых ракет, летящих на малых и предельно малых высотах.

В этом плане также следует отметить РЛС «Роса-РБ» с кольцевой фазированной антенной решеткой, созданную с использованием самых современных электронных компонентов белорусским ОАО «КБ «Радар» и принятую на вооружение в декабре 2012 года.

Эта радиолокационная станция предназначена именно для обнаружения низколетящих целей. Работая в автоматическом режиме, она способна обнаруживать и распознавать воздушные цели на высотах от одного метра над землей в радиусе до 50 км.

Уязвимости TERCOM

В случае же если потенциальный противник применит средства радиоэлектронного подавления РЛС, можно использовать пассивные средства радиоэлектронного обнаружения (типа знаменитой «Автобазы»), которые тоже разработаны белорусским ВПК.

Дело в том, что работа навигационного комплекса КР Tomahawk — TERCOM (Terrain Contour Matching — отслеживание рельефа местности) в значительной степени базируется на данных РЛС обзора и радиовысотомеров.

Именно эти устройства, наряду с приборами системы DSMAC (дающими образ местности в оптическом и инфракрасном диапазонах) и GPS, обеспечивают навигацию ракет на сверхмалых высотах.

Для обеспечения нормальной работы круиз-контроля, выдерживающего заданную траекторию, TERCOM приходится достаточно часто включать радиовысотомер, РЛС обзора и GPS.

Это существенно увеличивает вероятность обнаружения КР средствами радиоэлектронной разведки. Но полностью отказаться от приборов, излучающих радиосигналы, в системе навигации на сегодняшний день невозможно. Хотя справедливости ради следует сказать, что отрезок времени для включения таких устройств весьма мал и реакция системы ПВО должна в него укладываться.

К слову, в комплексе TERCOM кроется еще одна уязвимость, могущая стать критичной. Это — возможность подавить работу радиовысотомера мощной помехой. После чего ракета, чтобы не столкнуться с землей, автоматически поднимается на несколько сотен метров и становится уязвимой для средств ПВО. Правда, технически это сделать весьма непросто.

Так же, как и ослепить лазером оптико-электронную систему «Томагавка», после чего она не сможет визуально распознать контуры цели, и система наведения сработает только по заданным при запуске координатам. Это значительно ухудшит точность удара, но не отменит его совсем: сработает инерциально-навигационная система.

В последней, четвертой версии системы наведения TERCOM имеются команды перенацеливания для преодоления заслона средств ПВО и радиоэлектронной борьбы (РЭБ), а также режим барражирования в районе цели. Это теоретически делает бортовой навигационный комплекс дополнительно уязвимым для вмешательства извне с целью увода КР от защищаемого объекта. Подобные средства РЭБ, кстати, тоже разрабатывает КБ «Радар».

Не хватает денег на новое вооружение

Однако наращивание возможностей средств РЭБ не заменит постоянного совершенствования средств огневого поражения. И здесь не все обстоит так, как хотелось бы. Хотя бы потому, что Беларусь пока не производит сама ЗРК и полностью зависит от поставок из России, которые по определению не могут быть значительными из-за недостаточного объема финансирования.

Приоритет отдается закупкам ЗРК ближнего радиуса действия «Тор-2К» для прикрытия позиций дальнобойных систем, а также особо важных объектов, таких как Островецкая АЭС.

Насколько можно понять, в такой ситуации боеспособность системы ПВО Беларуси предполагается поддерживать прежде всего за счет модернизации систем оружия еще советского производства. Вместе с ЗРК С-300 основой белорусской ПВО на ближайшие 10-15 лет должны также стать модернизированные комплексы среднего и ближнего действия «Бук-МБ» и «Оса-АКМ».

Со временем предполагается закупить в России более современные ЗРС С-400, но пока эти перспективы достаточно туманны.

Бесспорным достижением является создание работоспособной системы управления ВВС и войсками ПВО, позволяющей им эффективно функционировать как единое целое.

В качестве технической базы для построения такого органа управления была использована автоматизированная система (АСУ) типа «Бор», претерпевшая уже ряд модернизаций. Заложенные в АСУ «Бор» технические и программные решения позволяют ей успешно функционировать в составе региональной системы ПВО Беларуси и России.

И тем не менее, многие эксперты полагают, что дальнейшее наращивание количественного и прежде всего качественного состава парка боевой техники и вооружения белорусских ВВС и войск ПВО упирается в банальный недостаток финансирования.

В перспективе это может привести к отставанию возможностей нашей ПВО от растущих тактико-технических характеристик средств воздушного нападения потенциального противника.

1 thought on “С-400 не по карману. ПВО Беларуси поддерживают за счет советского «железа»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.