Тактическая ниша для изделий ГВПК

Геополитика и безопасность

1323904732_2c12Сегодня складывается парадоксальная ситуация – в стремлении насытить отечественные Вооруженные Силы современной техникой белорусский ВПК наоборот создает огромные сложности со снабжением и обслуживанием разношерстного парка машин. Как говорится лучшее – враг хорошего, и в данном случае эта поговорка довольно просто объясняет ситуацию, в которой оказывается белорусская армия.

Парадоксальность заключается в том, что две структуры – заказчик (армия) и поставщик (ГВПК) никак не могут согласовать между собой, что же одни хотят, а другие, что могут сделать. По идее, от заказчика к исполнителю должно приходить техническое задание (требования), на основании которых промышленность разрабатывает новую технику, испытывает и ставит ее производство на поток. Но в последнее время эта цепочка чудесным образом нарушилась. Сейчас это выглядит таким образом – ВПК создает новый образец техники (исходя из своих взглядов на современные тенденции или опираясь на опыт иностранных государств), затем активно начинает его пиарить и (под любыми предлогами и используя все способы) продвигать его на вооружение. И только после этого, под давлением военно-промышленного лобби, военные под уже существующую технику (по сути, задним числом) начинают разрабатывать технические требования, обосновывая уже имеющиеся характеристики нового вооружения.

К сожалению, в сложившейся ситуации, когда армии откровенно навязывают выгодную для ВПК технику, сложно поставить на вооружение действительно необходимые образцы. Ведь предлагаемая оборонщиками (в большинстве своем гражданскими людьми, которые только поверхностно представляют предназначение создаваемой ими продукции) техника не всегда вписывается в так называемую «тактическую нишу».

Начнем с «Каймана», о котором мы уже писали. В принципе, машина не самая плохая, учитывая что она представляет продукт глубокой модернизации старой доброй БРДМ-2. Только вот не всем войсковым подразделениям она подходит. Например, исходя из выполняемых задач, «Кайман» подходит только для белорусских ССО. К тому же подразделения данного рода войск оснащаются техникой на колесном ходу, поэтому проблем с обслуживанием и обучением водителей не должно быть. Но дело в том, что белорусский бронированный «аллигатор» больше никому в Вооруженных Силах и не требуется. И для разведывательных подразделений Сухопутных войск «Кайманы» тем более не подходят. Дело в том, что для механизированных подразделений актуальны разведывательные машины на гусеничном ходу, позволяющие иметь проходимость как минимум равную танкам и боевым машинам пехоты, составляющим основу наших отдельных механизированных бригад. К тому же, подобные разведывательные машины (например БРМ-1К) оснащаются специализированным оборудованием, вплоть до радиолокатора обнаружения наземных целей, чего у «Каймана» почему то нет и на перспективу не планируется.

Также не понятна история по созданию новой машины МЗКТ 500200. Возникает ощущение, что менеджеры завода колесных тягачей от нечего делать решили «а не создать ли нам новый автомобиль для замены старого ГАЗ-66». Только вот к чему эта возня, если подобный автомобиль для армии не сильно то и нужен. Тем более, что как буксировщик 120-мм минометов это не самый лучший вариант. Дело в том, что минометные батареи входят в штат отдельных механизированных батальонов (личная артиллерия комбата), а колесную технику там желательно вообще заменить на гусеничную (в том числе и автомобили взвода материально-технического обеспечения, о чем мы уже писали). Получается так, что тактически правильно не создавать абсолютно новый автомобиль, частично дублирующий функции уже состоящего на вооружении МАЗ 5316, а создать на основе МТ-ЛБ тягач для перевозки буксируемого миномета.

Кстати, эта идея не нова и в разной интерпретации уже реализовывалась ранее. Далеко за примерами идти не надо – так в российской армии в качестве автомобиля-буксировщика модернизированного варианта 120-мм миномета 2С12А используется двухосный грузовик Урал-43206 (кстати, созданный на базе отработанного серийного Урал-4320) или тягач МТ-ЛБ. При этом перевозка миномета с колесным ходом может осуществляться либо простой буксировкой, либо в кузове грузовика или на крыше гусеничной машины. Так почему бы нашему ГВПК не обратить внимание на подобные примеры, вместо того, чтобы создавать абсолютно новую машину, надобность которой в армии очень спорная, а денег на ее создание, развертывание серийного выпуска и производство малыми партиями требуются немало.

Небольшая «пилюля» в сторону МАЗа. До сих пор в армию поставлялись лишь бортовые автомобили, способные перевозить грузы и личный состав. Небольшая часть шасси была использована для создания новой техники – таких образцов как штабные машины, подвижные информационные центры. Но стоит отметить, что среди армейских автомобилей насчитывается огромное количество специальной техники –ремонтные мастерские, топливозаправщики, большое количество инженерной техники и многое другое. Весь этот автопарк, смонтированный на самых различных автомобильных шасси, достался белорусской армии в наследство от советской. Но и сегодня эти машины все еще продолжают тянуть лямку, практически исчерпав ресурс по многим узлам и агрегатам. А замены им до сих пор нет.

Надо отметить, что белорусские военные всеми силами стремились решить эту проблему, в том числе попыткой использовать в качестве шасси новые МАЗы. Однако «малой кровью» обойтись не удалось, так как силами ремонтных подразделений, без привлечения предприятия-изготовителя осуществить подобную операцию не представляется возможным – для каждого конкретного образца техники требовались свои специфические доработки. Аналогичная ситуация складывается и с другой техникой. Но все это устранимо еще на заводе! Необходимо лишь желание со стороны производителей. А его к сожалению нет.

Возникает странное ощущение – страна с большими усилиями смогла сохранить великолепную автомобильную промышленность, лучшие кадры и конструкторские бюро. Казалось бы – приводи в однообразие свою армию (по примеру российской армии, которая оставила лишь два вида автомобильной техники – КАМАЗ и УРАЛ). Так нет же, за последние годы автомобильный парк не только не уменьшил количество видов техники, а удвоился, добавив к советским образцам еще и ряд отечественных. При этом старые автомобили никто не стремится вытеснять полностью, что создает значительные трудности при эксплуатации и многократно удорожает ее содержание в технически исправном состоянии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.