Баку — Ереван: шаг до войны или мира

В Сочи 5 марта прошел очередной раунд переговоров президентов Армении и Азербайджана по карабахскому вопросу. Эта встреча несколько отличается от общепринятого процесса, который обычно проходит в рамках Минской группы ОБСЕ при посредничестве сопредседателей из России, США и Франции. В Сочи встреча состоялась в формате Саркисян – Алиев – Медведев.

Российская сторона с приходом новой администрации в Армении форсирует именно трехсторонние переговоры президентов. С 2008 года это уже восьмая подобная «сепаратная» встреча. При этом именно в некотором смысле они являются наиболее продуктивными – хотя бы в плане подписания совместных заявлений. С учетом того, что карабахское урегулирование за прошедшие 17 лет с момента замораживания войны практически никуда не сдвинулось, любые публичные совместные шаги сторон вызывают большой резонанс.

На этот раз президенты выступили с совместным заявлением о намерении укреплять доверие и развивать прогресс, достигнутый во время прошлой трехсторонней встречи в Астрахани.

Наиболее важным в документе являются два пункта о намерениях:

1. Завершить в кратчайшие сроки обмен военнопленными

2. Стремиться решать все спорные вопросы мирными средствами и проводить расследование возможных инцидентов вдоль линии прекращения огня с участием сторон под эгидой сопредседателей Минской группы ОБСЕ и при содействии специального представителя действующего председателя ОБСЕ.

Все возрастающее напряжение: фон накануне переговоров

Встреча проходила на фоне усиления пропагандистской войны между Арменией и Азербайджаном. Вместе с беспрерывным увеличением военных расходов сторон и постоянными инцидентами на линии соприкосновения двух армий создавалась крайне напряженная ситуация. Постоянные угрозы руководства Азербайджана военным путем решить карабахский вопрос в свою пользу создают напряженный фон для и без того сложнейшего переговорного процесса.

Военная риторика со стороны Ильхама Алиева и других представителей правящей элиты вызывают ощущения возможного начала военных действий в ближайшее время. Экспертное сообщество, специализирующееся на регионе, все более склоняется к возможности войны. Основными факторами, которые приводят к подобным логическим выкладкам, являются беспрецедентный рост военных затрат Азербайджана и непрекращающиеся милитаристические угрозы официального Баку.

Однако следует учитывать, что угрозы и ультиматумы в адрес Армении являются серьезной составляющей внутренней политики Азербайджана уже многие годы и их поток довольно стабилен. Что касается расходов на армию, Армения также форсированно закупает вооружения. Министерство обороны периодически намекает, что Армения закупает слишком большое количество вооружений, развивает ВПК и не отстает от Азербайджана. В этом плане баланс частично восстанавливается за счет членства Армении в ОДКБ, что позволяет республике закупать российское оружие по внутренним льготным ценам.

Однако все равно расчеты возможного исхода очередной войны между Арменией и Азербайджаном в любом случае остаются весьма абстрактными, так как ни одна из сторон полностью не декларирует новые закупки вооружений. И, кроме того, весьма важным в этом конфликте остается трудно просчитываемый человеческий фактор.

Непосредственно перед переговорами ситуация на армяно-азербайджанской границе вновь накалилась. В карабахском направлении азербайджанский снайпер застрелил армянского солдата-срочника. За день до этого еще один армянский военнослужащий был ранен снайпером. Это вызвало весьма резкую реакцию в Ереване. МИД Армении обвинил Азербайджан в провоцировании ситуации прямо накануне переговоров. Ситуация тем более накалилась в связи с тем, что год назад через несколько часов после окончания очередных трехсторонних переговоров в Санкт-Петербурге азербайджанская сторона совершила диверсионную вылазку, в результате чего погибли четыре армянских военнослужащих.

Подобные действия азербайджанской стороны Ереван квалифицирует как сознательную попытку торпедировать переговорный процесс. В то же время существует мнение о том, что диверсионные вылазки, слишком явно сопровождающие встречи президентов, являются следствием конфликта внутри азербайджанской элиты и результатом неподконтрольности части армии со стороны политической верхушки и самого президента Алиева. В противном случае трудно объяснить провокации на фронте, завершающиеся в Сочи уступками Баку в военно-политическом аспекте.

Основной результат переговоров: возможное ослабление напряжения

О чем говорят два пункта из совместного заявления трех президентов? В целом можно сказать, что основной упор делается на ослабление позиции азербайджанской стороны.

Относительно возвращения военнопленных стороны уже договаривались ранее в Астрахани (речь идет о попавших в плен в последние годы). Однако дело пока сдвинулось лишь наполовину – армянская сторона выдала пленных по договоренности, но Баку продолжает удерживать у себя и пленных солдат, и гражданских.

Второй пункт в основном касается диверсионных вылазок и снайперского огня. Из-за этого, несмотря на режим прекращения огня, в год гибнет с обеих сторон несколько десятков военных и гражданских. Армянская сторона в последнее время неоднократно предлагала отвести снайперов с линии огня, однако официальный Баку отказывался.

Фактически, сочинские договоренности, если они будут выполняться, направлены на уменьшение напряженности как конкретно на линии огня, так и в политическом смысле в целом. А по самому карабахскому вопросу, судя по всему, никаких подвижек не наблюдается.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.