Россия уже вступила в 2024 год

Экономика

Минэкономразвития (МЭР), по информации «НГ», представит в конце августа – начале сентября обновленные параметры прогноза, который охватывает период до 2024 года и учитывает цели нового майского указа президента. Корректировать, судя по экспертным оценкам, придется многое. Повод для критики действующего прогноза дает рубль. В министерстве ранее уверяли, что Россия адаптировалась к внешним условиям. После многочисленных пересмотров чиновники сошлись на том, что 68 руб. за 1 долл. – это перспектива разве что 2024 года. Кроме того, как показали экспертные расчеты, в текущем прогнозе МЭР не учитываются в полной мере цели президента. Видимо, правительство пока не готово мобилизовать ради рывка имеющиеся ресурсы.

В конце августа – начале сентября Минэкономразвития представит в правительство обновленные параметры прогноза социально-экономического развития на период до 2024 года. Об этом сообщили «НГ» в пресс-службе министерства.

Речь идет об уточнениях к прогнозу, который МЭР обнародовало в начале лета. Причем тогда ведомство тоже называло его обновленным – «с учетом целей, поставленных президентом» в новом майском указе. «В базовый сценарий прогноза социально-экономического развития… заложены предпосылки полной реализации разработанного правительством комплекса мер, направленных на обеспечение ускорения темпов экономического роста и улучшение демографической ситуации. В августе 2018-го прогноз может быть уточнен с учетом конкретных решений, принятых по их реализации», – поясняло тогда ведомство.

Что именно может измениться в скорректированной версии прогноза, пока остается только гадать. Но, как показывают экспертные оценки, менять нужно многое. После случившегося обвала рубля в экспертном сообществе нарастает новая волна критики в адрес правительственных прогнозистов.

«Поднявшись выше 68 руб. за доллар, рубль оказался в 2024 году, – сообщил в своем блоге на «Эхе Москвы» директор Института стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев. – Если судить по последнему прогнозу Минэкономразвития, именно столько – 68 руб. за доллар – должен был составить среднегодовой курс в 2024-м». «Сегодня, в августе 2018-го, такой «ориентир» говорит только об одном: правительство не представляет, куда катится рубль», – считает Николаев. Напомним, российская валюта пробила отметку 68 руб. за 1 долл. в ходе торгов в понедельник, затем рубль отыграл падение.

Действительно, текущая версия прогноза МЭР прописывает, что в 2018-м среднегодовой курс должен составить чуть менее 61 руб. за 1 долл. Затем рубль будет постепенно падать и только в 2024-м приблизится к отметке 70 руб. за 1 долл.

С валютными прогнозами ведомству Максима Орешкина не везет. Ранее оно тоже подвергалось критике – но не из-за чрезмерного оптимизма, а пессимизма. Так, в апреле прошлого года МЭР сообщало, что в 2017-м среднегодовой курс составит около 64 руб. за 1 долл., а к концу года он опустится до 68 руб. за 1 долл. Затем МЭР скорректировало эти оценки, и осенью ведомство сообщило, что доллар будет стоить к концу 2017 года 63 руб. По факту на момент таких прогнозов курс был около отметки 58 руб. за 1 долл.

С одной стороны, прогнозы (особенно долгосрочные) по ценам на нефть и валютному курсу – дело неблагодарное. В любой момент ситуация может измениться по не зависящим от правительства причинам. С другой стороны, это ключевые для бюджета параметры и столь резкие расхождения прогнозов с реальностью то в плюс, то в минус все же настораживают.

Помимо этого напрашивается вывод, что правительственные чиновники поторопились со своими прошлыми заявлениями об адаптации российской экономики к внешним условиям.

«Итоги 2016 года показали, что экономика России адаптировалась к дешевой нефти и санкциям… То, что мы предпочитаем делать сейчас, – это концентрироваться на собственных проблемах, структурных вопросах в стране. Мы не думаем много о санкциях», – заявлял в рамках Давосского форума в январе 2017-го глава МЭР Максим Орешкин. Похоже, стоило подумать все же побольше.

Но и своим проблемам правительство, судя по всему, тоже уделило недостаточно внимания. Например, как показали расчеты, проведенные Центром макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), в своем долгосрочном прогнозе МЭР сейчас не учитывает в полной мере цели президента, несмотря на то что оно уверяет в обратном.

Как пояснил «НГ» руководитель направления ЦМАКПа Дмитрий Белоусов, был просчитан сценарий, максимально близкий к «президентской модернизации». Он учитывает почти предельные в сложившихся условиях инвестиционные ресурсы. То есть сценарий прописывает максимально возможный для страны экономический и инвестиционный рост, который поможет приблизиться к выполнению президентских задач, среди которых – вхождение России в число пяти крупнейших экономик мира, рост производительности труда на средних и крупных предприятиях базовых несырьевых отраслей не ниже 5% в год и т.д.

shapka-2-t.jpg
Динамика ВВП РФ, в % – два прогноза: экспертный и правительственный.
Источник: ЦМАКП

Реализация обещанного президентом рывка требует «серьезнейших реформ, например, глубокой модернизации финансовой системы», продолжает Белоусов. Сценарий же Минэкономразвития – по крайней мере тот, который мы имеем на данном этапе, – «гораздо менее напряженный, но и на целевые показатели не выходит», добавляет экономист.

«Учитывая практически предопределенную невысокую динамику российской экономики в этом и следующем годах, а также отложенную во времени отдачу от мер, предпринимаемых для ускорения роста, максимальное расширение российской экономики к 2024 году по отношению к уровню 2017-го составит 26% в реальном выражении, или 65% в текущих ценах (в долларах показатель оценивается в 35%). В то же время полученных темпов экономического роста достаточно для вхождения России в пятерку крупнейших экономик мира», – сообщается в исследовании ЦМАКПа.

«Основным драйвером интенсивного экономического подъема должно стать повышение инвестиций в основной капитал. Расчеты ЦМАКПа показали, что целевой уровень может быть достигнут при ускорении динамики инвестиций до 6–7% в 2020–2021 годах и 7–8% в 2022–2024 годах. В результате рост инвестиций будет значительно опережать увеличение ВВП (в два раза в среднем за 2019–2024 годы). Достижение столь высоких темпов роста инвестиций потребует максимального задействования всех источников их финансирования», – поясняют исследователи.

В действующем прогнозе МЭР специалисты ЦМАКПа не увидели следов рывка: «Согласно прогнозу (министерства. – «НГ»), прирост российской экономики за 2018–2024 годы достигнет 20% в реальном и 61% в номинальном выражении (38% в долларах)».

ЦМАКП добавляет: «Интенсивный рост производительности труда будет способствовать повышению зарплат работников, причем без существенного роста давления на финансы компаний. Реальные зарплаты за прогнозный период возрастут на 28%, реальные располагаемые доходы – на 27%, а потребление домашних хозяйств – на 31%». В текущей версии прогноза МЭР рост реальных зарплат составит за указанный период около 21%, что опять-таки не соответствует тому максимуму, который могла бы выжать экономика.

В правительстве скорее всего не поддержат тезис о том, что официальные прогнозисты обошли вниманием президентские цели. Например, как пояснили вчера «НГ» в пресс-службе МЭР, «в соответствии с текущим базовым вариантом прогноза инвестиции в основной капитал в ближайшие шесть лет будут расти средним темпом около 6% (в реальном выражении), что позволит обеспечить увеличение доли инвестиций в ВВП до 25% к 2024 году». Но какие-то параметры прогноза в ведомстве могут, судя по всему, и подрихтовать.

Опрошенные «НГ» эксперты объясняют, с чем связаны некоторые несоответствия прогнозов МЭР. «До самого последнего времени Минэкономразвития формировало прогноз в рамках бюджетного процесса. Соответственно главная его задача – обеспечение бюджетных расчетов. В этой связи параметры курса, цен на нефть и инфляции формировались с оглядкой на потолки расходов и доходов бюджета. Так как бюджет последние годы формируется в соответствии с консервативными оценками, то и сценарные условия прогноза МЭР также были консервативными», – поясняет замдиректора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв.

«Пока экспертному сообществу недоступны расчеты МЭР в части целевого сценария развития экономики. Базовый же вариант, очевидно, не предполагает достижения показателей развития экономики, содержащихся в указах президента. Это существенная проблема, – говорит Широв. – Она состоит в том, что за «бюджетный» период прогнозирования в правительственных структурах практически утрачены компетенции в формировании конструктивных сценариев экономического развития».

Под конструктивным сценарием понимается такой вариант расчетов, который учитывает не только сценарные условия, но и эффект от реализации конкретных мер экономической политики, в частности, национальных проектов.

Хотя, как при этом замечает доцент Российского экономического университета Ольга Лебединская, волновое изменение геополитической ситуации может поставить под сомнение в том числе альтернативные прогнозы экспертного сообщества, включая ЦМАКП. Ведь все эти расчеты могут стать «совершенно неактуальными уже через три месяца, когда выйдет очередная статистика США и азиатских стран, будет принято решение по очередному пакету антироссийских санкций и на новый виток выйдет американо-китайская торговая война».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.