Раньше вопрос смены власти в Беларуси в основном волновал только оппозицию. Теперь целый ряд симптомов (тезисы российских СМИ, заявления тамошних экспертов, даже исследования-прогнозы) говорит, что этим озаботились и в Москве. Фото Екатерины Арутюновой / wikimedia Но не с той точки зрения, что, вот, надо бы Беларуси стать демократичнее, чтобы заработал механизм нормальной смены властных элит. А с той точки зрения, что Лукашенко уже не тот и вообще не вечен. А экономика не ахти, возможны протесты, майдан. Короче, нужен глаз да глаз. Скандал с монографией под эгидой МГИМО Говоря без обиняков, Москве важно не упустить Беларусь, если здесь начнутся серьезные волнения или же — скажем деликатно-обтекаемо — в силу естественных причин возникнет ситуация транзита власти. Собственно, это было главной мыслью посвященного Беларуси раздела монографии «Мир в ХХІ веке: прогноз развития международной обстановки по странам и регионам», подготовленной авторским коллективом Центра военно-политических исследований Московского государственного института международных отношений МИД России. Причем авторы рекомендуют Кремлю держать под рукой и крымский сценарий для Беларуси. А желаемым финалом интеграции двух стран видят вхождение руководимой промосковским кадром Беларуси в состав России. Об этом труде Naviny.by рассказали вчера. Были сообщения и других СМИ. После чего, судя по всему, разразился скандал. Теперь на странице, с которой можно было скачать монографию, красуется извещение «Доступ запрещен». А МГИМО всячески пытается откреститься от этого замечательного произведения. Но люди из окружения Лукашенко наверняка успели скачать тот PDF-файл. И что бы сейчас ни говорили представители МГИМО (типа что ЦВПИ с МГИМО слабо связан, там сидят какие-то пенсионеры, вообще книжку с этим фрагментом сверху не отследили, зато вот теперь даже остановили тираж и послали объяснительное письмо в Минск), в белорусском руководстве разработку воспримут серьезно. Тем более что перед глазами — кейс Украины. Когда в начале 2014-го Кремлю показалось, что та уходит из российской сферы влияния, реакция была молниеносной и жесткой. Хотя до поры до времени такие сценарии в отношении Украины тоже казались многим маргинальным бредом. Просто ли поставить марионетку? Но вот что характерно: в прогнозе от ЦВПИ четкого — с прописанным механизмом — сценария, как прибрать к рукам Беларусь, положа руку на сердце, и нет. Есть набор благих пожеланий. Так не тот ли это случай, когда съесть-то он съест, да кто ж ему даст? Действительно, ну вот как чисто технически, инструментально Москва может посадить своего человека в кресло руководителя Беларуси? Вариант первый: через выборы. Но, кажется, это глухой номер. Выборов как таковых в стране давно нет. Серьезного, а не бутафорского пророссийского кандидата просто не зарегистрируют. Скажут, что подписи у него фальшивые, неправильно указал доходы в декларации — в общем, применят испытанные средства из богатого антиоппозиционного арсенала. Срежут, как давно приноровились срезать «прозападную пятую колонну». Кто может спутать карты Лукашенко на президентских выборах И потом, как ни парадоксально, в Беларуси — при всей русифицированности общества — нет ни одной по-настоящему пророссийской партии, вообще нет сильных структур «русского мира». Причем прибытие в Минск демонизированного прессой нового посла России Михаила Бабича вряд ли что-то принципиально изменит в этих раскладах. Дело не только в том, что Лукашенко это поле старательно зачищал, велел спецслужбам строго контролировать любителей кричать о зажиме русскоязычных и пр. Дело еще и в том, что русофилия у белорусов своеобразная. Да, многие поддержали аннексию Крыма, многие потребляют российскую развлекаловку и считают себя близкими к русским по культурному коду. Но при этом сливаться с задиристой восточной соседкой в одну державу чуждые имперских амбиций белорусы не хотят. Хотят жить в отдельной квартире, а не общаге, и не горят желанием грозить кулаком Америке, посылать сыновей в Сирию или еще куда к черту на рога. Вариант второй: путч. Тоже, пожалуй, глухой номер. Белорусская номенклатура, включая силовиков, под жестким контролем. Здесь не видно кланов, готовых к своей игре. Вариант третий: улица, волна социально-политических протестов. Эта схема с тревогой обсуждалась политизированной белорусской публикой сразу после Крыма. Мол, Россия инспирирует у нас майдан по своему сценарию, через своих провокаторов, а потом введет танки, якобы спасая союзника от здешних фашиствующих бандеровцев. В 2017-м были опасения, что «засланные казачки» попробуют направить в такое русло «дармоедские» протесты. Но фобии не подтвердились, пророссийских поджигателей практически не было видно и слышно. К тому же у режима — мощный силовой кулак, готовность действовать жестко. Что и было показано быстрым, эффективным удушением тех же «дармоедских» протестов. Вариант четвертый: некая форма сценария а-ля Крым (что, собственно, и рекомендуют авторы скандальной монографии под эгидой МГИМО). Но в Беларуси нет регионов, анклавов с компактным проживанием этнических русских и ярко выраженными интенциями войти в Россию. К тому же Лукашенко или те, кто возьмет ситуацию под контроль после него, вряд ли будут растерянно взирать на то, как «туристы Путина» захватывают горисполкомы и отделы милиции где-нибудь на Витебщине или Могилевщине. Лукашенко не раз публично давал понять, что хорошо усвоил украинские уроки и готов действовать предельно жестко, пресекая опасность в зародыше. В радикальных сценариях нет острой нужды Получается, у Кремля, при всей разности весовых категорий с Минском, нет простых способов замещения власти в Беларуси по своему усмотрению? Если речь идет о персоналистской диктатуре, то, по мнению политологов, самый реальный способ смены власти — дворцовый переворот, отметил в комментарии для Naviny.by политический обозреватель Павлюк Быковский. Он, однако, полагает, что Кремль в отношении Лукашенко предпочтет практиковать разные формы давления. А вот если в ситуации «после Лукашенко» начнутся терки между группами белорусской номенклатуры в вопросе о новом лидере, то можно ожидать «десанта из Москвы», как это было в 1996 году в разгар конфликта между Лукашенко и Верховным Советом. И московские товарищи постараются, как и тогда, убедить выбрать правильное с их точки зрения решение, сказал Быковский. Руководитель Центра политического анализа и прогноза (Варшава) Павел Усов также придерживается мнения, что «Москва вряд ли будет ускорять некие сценарии отстранения Лукашенко от власти». Скорее будут использованы традиционные методы воздействия — социально-экономический прессинг, вовлечение в дополнительные интеграционные структуры, заявил политолог в комментарии для Naviny.by. Где уязвимые места белорусского режима? При этом Москва, подчеркнул Усов, будет ожидать окна возможностей — зыбкого момента, связанного с тем, например, что начнутся крупные волнения, наступит внутренняя дестабилизация. Или же ситуации, когда первый президент так или иначе окажется неспособным исполнять обязанности и наступит некий переходный период. Пророссийские структуры в Беларуси пока работают на перспективу Россия — фактически единственный крупный игрок на белорусском поле, Евросоюз и США присутствуют здесь намного слабее, подчеркивает Усов. Запад не имеет в Беларуси структур мягкой силы даже того уровня, что есть у России (Россотрудничество, фонд «Русский мир», Румол, фонд Горчакова). При этом «власти не предпринимают никаких системных шагов по защите суверенитета». Номенклатура в массе своей не осознает его ценности и так же, как сегодня обслуживает Лукашенко, завтра готова обслуживать Путина, считает Усов. По его мнению, властям следовало бы резко ограничить воздействие российских СМИ на белорусов. Второй момент: белорусские госСМИ сегодня в основном нацелены на пропаганду нынешнего строя и дискредитацию оппозиции. Их стоило бы переориентировать на противодействие экспансии «русского мира», наполнить «содержательной национальной начинкой», считает Усов. Третья важная задача, отметил политолог, заключается в перестройке образования, у которого пока остается «советская начинка». «К тому же власти стараются держать в узде партии, независимые СМИ, демократическое сообщество. То есть власть разрушает те инструменты, механизмы, которые могли бы быть использованы для защиты суверенитета» в кризисной ситуации, отмечает политолог. «Нет видения необходимости, чтобы все сегменты системы работали на укрепление суверенитета, формирование белорусского национально ориентированного общества», и потому нет гарантий, что в критический момент удастся отстоять независимость, резюмировал Усов. Кремль может играть вдолгую Предложения, как укрепить гарантии независимости, звучат от экспертного сообщества рефреном. Но власть к ним практически глуха. Уровень доверия к государственным медиа упал, к независимым — вырос Скажем, вряд ли стоит рассчитывать на серьезную перестройку госСМИ. Это слишком заскорузлая система. К тому же политическое руководство Беларуси само опасается злить русского медведя. Больше толку было бы от развития сектора негосударственных СМИ, но на это власти тоже не хотят идти, видя в свободных медиа, особенно онлайновых, угрозу своим устоям. Также они видят угрозу устоям в раскрепощении образования, усилении в нем национального начала, а тем более — в развитии партийной системы, гражданского общества. В итоге у Беларуси нет прочного фундамента независимости. Система же единоличной власти с мощным силовым кулаком прочна лишь до поры до времени. И Кремль может играть вдолгую, дожидаясь своего часа. Раньше вопрос смены власти в Беларуси в основном волновал только оппозицию. Теперь целый ряд симптомов (тезисы российских СМИ, заявления тамошних экспертов, даже исследования-прогнозы) говорит, что этим озаботились и в Москве. Фото Екатерины Арутюновой / wikimedia Но не с той точки зрения, что, вот, надо бы Беларуси стать демократичнее, чтобы заработал механизм нормальной смены властных элит. А с той точки зрения, что Лукашенко уже не тот и вообще не вечен. А экономика не ахти, возможны протесты, майдан. Короче, нужен глаз да глаз. Скандал с монографией под эгидой МГИМО Говоря без обиняков, Москве важно не упустить Беларусь, если здесь начнутся серьезные волнения или же — скажем деликатно-обтекаемо — в силу естественных причин возникнет ситуация транзита власти. Собственно, это было главной мыслью посвященного Беларуси раздела монографии «Мир в ХХІ веке: прогноз развития международной обстановки по странам и регионам», подготовленной авторским коллективом Центра военно-политических исследований Московского государственного института международных отношений МИД России. Причем авторы рекомендуют Кремлю держать под рукой и крымский сценарий для Беларуси. А желаемым финалом интеграции двух стран видят вхождение руководимой промосковским кадром Беларуси в состав России. Об этом труде Naviny.by рассказали вчера. Были сообщения и других СМИ. После чего, судя по всему, разразился скандал. Теперь на странице, с которой можно было скачать монографию, красуется извещение «Доступ запрещен». А МГИМО всячески пытается откреститься от этого замечательного произведения. Но люди из окружения Лукашенко наверняка успели скачать тот PDF-файл. И что бы сейчас ни говорили представители МГИМО (типа что ЦВПИ с МГИМО слабо связан, там сидят какие-то пенсионеры, вообще книжку с этим фрагментом сверху не отследили, зато вот теперь даже остановили тираж и послали объяснительное письмо в Минск), в белорусском руководстве разработку воспримут серьезно. Тем более что перед глазами — кейс Украины. Когда в начале 2014-го Кремлю показалось, что та уходит из российской сферы влияния, реакция была молниеносной и жесткой. Хотя до поры до времени такие сценарии в отношении Украины тоже казались многим маргинальным бредом. Просто ли поставить марионетку? Но вот что характерно: в прогнозе от ЦВПИ четкого — с прописанным механизмом — сценария, как прибрать к рукам Беларусь, положа руку на сердце, и нет. Есть набор благих пожеланий. Так не тот ли это случай, когда съесть-то он съест, да кто ж ему даст? Действительно, ну вот как чисто технически, инструментально Москва может посадить своего человека в кресло руководителя Беларуси? Вариант первый: через выборы. Но, кажется, это глухой номер. Выборов как таковых в стране давно нет. Серьезного, а не бутафорского пророссийского кандидата просто не зарегистрируют. Скажут, что подписи у него фальшивые, неправильно указал доходы в декларации — в общем, применят испытанные средства из богатого антиоппозиционного арсенала. Срежут, как давно приноровились срезать «прозападную пятую колонну». Кто может спутать карты Лукашенко на президентских выборах И потом, как ни парадоксально, в Беларуси — при всей русифицированности общества — нет ни одной по-настоящему пророссийской партии, вообще нет сильных структур «русского мира». Причем прибытие в Минск демонизированного прессой нового посла России Михаила Бабича вряд ли что-то принципиально изменит в этих раскладах. Дело не только в том, что Лукашенко это поле старательно зачищал, велел спецслужбам строго контролировать любителей кричать о зажиме русскоязычных и пр. Дело еще и в том, что русофилия у белорусов своеобразная. Да, многие поддержали аннексию Крыма, многие потребляют российскую развлекаловку и считают себя близкими к русским по культурному коду. Но при этом сливаться с задиристой восточной соседкой в одну державу чуждые имперских амбиций белорусы не хотят. Хотят жить в отдельной квартире, а не общаге, и не горят желанием грозить кулаком Америке, посылать сыновей в Сирию или еще куда к черту на рога. Вариант второй: путч. Тоже, пожалуй, глухой номер. Белорусская номенклатура, включая силовиков, под жестким контролем. Здесь не видно кланов, готовых к своей игре. Вариант третий: улица, волна социально-политических протестов. Эта схема с тревогой обсуждалась политизированной белорусской публикой сразу после Крыма. Мол, Россия инспирирует у нас майдан по своему сценарию, через своих провокаторов, а потом введет танки, якобы спасая союзника от здешних фашиствующих бандеровцев. В 2017-м были опасения, что «засланные казачки» попробуют направить в такое русло «дармоедские» протесты. Но фобии не подтвердились, пророссийских поджигателей практически не было видно и слышно. К тому же у режима — мощный силовой кулак, готовность действовать жестко. Что и было показано быстрым, эффективным удушением тех же «дармоедских» протестов. Вариант четвертый: некая форма сценария а-ля Крым (что, собственно, и рекомендуют авторы скандальной монографии под эгидой МГИМО). Но в Беларуси нет регионов, анклавов с компактным проживанием этнических русских и ярко выраженными интенциями войти в Россию. К тому же Лукашенко или те, кто возьмет ситуацию под контроль после него, вряд ли будут растерянно взирать на то, как «туристы Путина» захватывают горисполкомы и отделы милиции где-нибудь на Витебщине или Могилевщине. Лукашенко не раз публично давал понять, что хорошо усвоил украинские уроки и готов действовать предельно жестко, пресекая опасность в зародыше. В радикальных сценариях нет острой нужды Получается, у Кремля, при всей разности весовых категорий с Минском, нет простых способов замещения власти в Беларуси по своему усмотрению? Если речь идет о персоналистской диктатуре, то, по мнению политологов, самый реальный способ смены власти — дворцовый переворот, отметил в комментарии для Naviny.by политический обозреватель Павлюк Быковский. Он, однако, полагает, что Кремль в отношении Лукашенко предпочтет практиковать разные формы давления. А вот если в ситуации «после Лукашенко» начнутся терки между группами белорусской номенклатуры в вопросе о новом лидере, то можно ожидать «десанта из Москвы», как это было в 1996 году в разгар конфликта между Лукашенко и Верховным Советом. И московские товарищи постараются, как и тогда, убедить выбрать правильное с их точки зрения решение, сказал Быковский. Руководитель Центра политического анализа и прогноза (Варшава) Павел Усов также придерживается мнения, что «Москва вряд ли будет ускорять некие сценарии отстранения Лукашенко от власти». Скорее будут использованы традиционные методы воздействия — социально-экономический прессинг, вовлечение в дополнительные интеграционные структуры, заявил политолог в комментарии для Naviny.by. Где уязвимые места белорусского режима? При этом Москва, подчеркнул Усов, будет ожидать окна возможностей — зыбкого момента, связанного с тем, например, что начнутся крупные волнения, наступит внутренняя дестабилизация. Или же ситуации, когда первый президент так или иначе окажется неспособным исполнять обязанности и наступит некий переходный период. Пророссийские структуры в Беларуси пока работают на перспективу Россия — фактически единственный крупный игрок на белорусском поле, Евросоюз и США присутствуют здесь намного слабее, подчеркивает Усов. Запад не имеет в Беларуси структур мягкой силы даже того уровня, что есть у России (Россотрудничество, фонд «Русский мир», Румол, фонд Горчакова). При этом «власти не предпринимают никаких системных шагов по защите суверенитета». Номенклатура в массе своей не осознает его ценности и так же, как сегодня обслуживает Лукашенко, завтра готова обслуживать Путина, считает Усов. По его мнению, властям следовало бы резко ограничить воздействие российских СМИ на белорусов. Второй момент: белорусские госСМИ сегодня в основном нацелены на пропаганду нынешнего строя и дискредитацию оппозиции. Их стоило бы переориентировать на противодействие экспансии «русского мира», наполнить «содержательной национальной начинкой», считает Усов. Третья важная задача, отметил политолог, заключается в перестройке образования, у которого пока остается «советская начинка». «К тому же власти стараются держать в узде партии, независимые СМИ, демократическое сообщество. То есть власть разрушает те инструменты, механизмы, которые могли бы быть использованы для защиты суверенитета» в кризисной ситуации, отмечает политолог. «Нет видения необходимости, чтобы все сегменты системы работали на укрепление суверенитета, формирование белорусского национально ориентированного общества», и потому нет гарантий, что в критический момент удастся отстоять независимость, резюмировал Усов. Кремль может играть вдолгую Предложения, как укрепить гарантии независимости, звучат от экспертного сообщества рефреном. Но власть к ним практически глуха. Уровень доверия к государственным медиа упал, к независимым — вырос Скажем, вряд ли стоит рассчитывать на серьезную перестройку госСМИ. Это слишком заскорузлая система. К тому же политическое руководство Беларуси само опасается злить русского медведя. Больше толку было бы от развития сектора негосударственных СМИ, но на это власти тоже не хотят идти, видя в свободных медиа, особенно онлайновых, угрозу своим устоям. Также они видят угрозу устоям в раскрепощении образования, усилении в нем национального начала, а тем более — в развитии партийной системы, гражданского общества. В итоге у Беларуси нет прочного фундамента независимости. Система же единоличной власти с мощным силовым кулаком прочна лишь до поры до времени. И Кремль может играть вдолгую, дожидаясь своего часа. Как сказались санкции Франции на производстве танковых прицелов в РФ?

Геополитика и безопасность

Заместитель председателя правительства РФ Юрий Борисов сообщил журналистам о ходе импортозамещения в такой отрасли как танкостроение. Казалось бы, что в этом направлении оборонки по определению не должно быть иностранных комплектующих, однако в последние годы Россия вынуждена была закупать ряд средств у зарубежных государств, включая страны НАТО.

Как сказались санкции Франции на производстве танковых прицелов в РФ?

Так, у Франции закупались комплектующие для прицелов к танкам российского производства. Однако всё свелось к тому, что Париж поддержал антироссийские санкции и ввёл запрет на поставку продукции военного или двойного назначения в Россию. В результате этого российская оборонка перестала получать матричные фотоприёмные устройства от французских производителей. А именно эти устройства использовались в качестве основы для прицельных комплексов в бронетехнике.

По словам Юрия Борисова, теперь ситуация изменилась. Были начаты опытно-конструкторские изыскания в НПО «Орион», а также в концерне «Швабе». Кооперация охватила несколько предприятий, включая Красногорский оптический завод и Вологодский оптико-механический завод.

Из заявления Юрия Борисова:

Эти изделия были воспроизведены, начиная с этого года поставка матричных фотоприёмных устройств для УралВагонЗавода, в первую очередь для танкового производства. Зависимости (от иностранных комплектующих прицельного оборудования) уже нет.

Что ранее мешало отечественным предприятиям наладить процесс создания электронной оптики для отечественной оборонки, включая танкостроение, не сообщается. Зато Юрий Борисов отметил, что 100%-ного импортозамещения в российской оборонной отрасли не будет. По его словам, есть варианты закупки комплектующих и спецоборудования в странах Юго-Восточной Азии, включая Китай и Малайзию.

2 thoughts on “Раньше вопрос смены власти в Беларуси в основном волновал только оппозицию. Теперь целый ряд симптомов (тезисы российских СМИ, заявления тамошних экспертов, даже исследования-прогнозы) говорит, что этим озаботились и в Москве. Фото Екатерины Арутюновой / wikimedia Но не с той точки зрения, что, вот, надо бы Беларуси стать демократичнее, чтобы заработал механизм нормальной смены властных элит. А с той точки зрения, что Лукашенко уже не тот и вообще не вечен. А экономика не ахти, возможны протесты, майдан. Короче, нужен глаз да глаз. Скандал с монографией под эгидой МГИМО Говоря без обиняков, Москве важно не упустить Беларусь, если здесь начнутся серьезные волнения или же — скажем деликатно-обтекаемо — в силу естественных причин возникнет ситуация транзита власти. Собственно, это было главной мыслью посвященного Беларуси раздела монографии «Мир в ХХІ веке: прогноз развития международной обстановки по странам и регионам», подготовленной авторским коллективом Центра военно-политических исследований Московского государственного института международных отношений МИД России. Причем авторы рекомендуют Кремлю держать под рукой и крымский сценарий для Беларуси. А желаемым финалом интеграции двух стран видят вхождение руководимой промосковским кадром Беларуси в состав России. Об этом труде Naviny.by рассказали вчера. Были сообщения и других СМИ. После чего, судя по всему, разразился скандал. Теперь на странице, с которой можно было скачать монографию, красуется извещение «Доступ запрещен». А МГИМО всячески пытается откреститься от этого замечательного произведения. Но люди из окружения Лукашенко наверняка успели скачать тот PDF-файл. И что бы сейчас ни говорили представители МГИМО (типа что ЦВПИ с МГИМО слабо связан, там сидят какие-то пенсионеры, вообще книжку с этим фрагментом сверху не отследили, зато вот теперь даже остановили тираж и послали объяснительное письмо в Минск), в белорусском руководстве разработку воспримут серьезно. Тем более что перед глазами — кейс Украины. Когда в начале 2014-го Кремлю показалось, что та уходит из российской сферы влияния, реакция была молниеносной и жесткой. Хотя до поры до времени такие сценарии в отношении Украины тоже казались многим маргинальным бредом. Просто ли поставить марионетку? Но вот что характерно: в прогнозе от ЦВПИ четкого — с прописанным механизмом — сценария, как прибрать к рукам Беларусь, положа руку на сердце, и нет. Есть набор благих пожеланий. Так не тот ли это случай, когда съесть-то он съест, да кто ж ему даст? Действительно, ну вот как чисто технически, инструментально Москва может посадить своего человека в кресло руководителя Беларуси? Вариант первый: через выборы. Но, кажется, это глухой номер. Выборов как таковых в стране давно нет. Серьезного, а не бутафорского пророссийского кандидата просто не зарегистрируют. Скажут, что подписи у него фальшивые, неправильно указал доходы в декларации — в общем, применят испытанные средства из богатого антиоппозиционного арсенала. Срежут, как давно приноровились срезать «прозападную пятую колонну». Кто может спутать карты Лукашенко на президентских выборах И потом, как ни парадоксально, в Беларуси — при всей русифицированности общества — нет ни одной по-настоящему пророссийской партии, вообще нет сильных структур «русского мира». Причем прибытие в Минск демонизированного прессой нового посла России Михаила Бабича вряд ли что-то принципиально изменит в этих раскладах. Дело не только в том, что Лукашенко это поле старательно зачищал, велел спецслужбам строго контролировать любителей кричать о зажиме русскоязычных и пр. Дело еще и в том, что русофилия у белорусов своеобразная. Да, многие поддержали аннексию Крыма, многие потребляют российскую развлекаловку и считают себя близкими к русским по культурному коду. Но при этом сливаться с задиристой восточной соседкой в одну державу чуждые имперских амбиций белорусы не хотят. Хотят жить в отдельной квартире, а не общаге, и не горят желанием грозить кулаком Америке, посылать сыновей в Сирию или еще куда к черту на рога. Вариант второй: путч. Тоже, пожалуй, глухой номер. Белорусская номенклатура, включая силовиков, под жестким контролем. Здесь не видно кланов, готовых к своей игре. Вариант третий: улица, волна социально-политических протестов. Эта схема с тревогой обсуждалась политизированной белорусской публикой сразу после Крыма. Мол, Россия инспирирует у нас майдан по своему сценарию, через своих провокаторов, а потом введет танки, якобы спасая союзника от здешних фашиствующих бандеровцев. В 2017-м были опасения, что «засланные казачки» попробуют направить в такое русло «дармоедские» протесты. Но фобии не подтвердились, пророссийских поджигателей практически не было видно и слышно. К тому же у режима — мощный силовой кулак, готовность действовать жестко. Что и было показано быстрым, эффективным удушением тех же «дармоедских» протестов. Вариант четвертый: некая форма сценария а-ля Крым (что, собственно, и рекомендуют авторы скандальной монографии под эгидой МГИМО). Но в Беларуси нет регионов, анклавов с компактным проживанием этнических русских и ярко выраженными интенциями войти в Россию. К тому же Лукашенко или те, кто возьмет ситуацию под контроль после него, вряд ли будут растерянно взирать на то, как «туристы Путина» захватывают горисполкомы и отделы милиции где-нибудь на Витебщине или Могилевщине. Лукашенко не раз публично давал понять, что хорошо усвоил украинские уроки и готов действовать предельно жестко, пресекая опасность в зародыше. В радикальных сценариях нет острой нужды Получается, у Кремля, при всей разности весовых категорий с Минском, нет простых способов замещения власти в Беларуси по своему усмотрению? Если речь идет о персоналистской диктатуре, то, по мнению политологов, самый реальный способ смены власти — дворцовый переворот, отметил в комментарии для Naviny.by политический обозреватель Павлюк Быковский. Он, однако, полагает, что Кремль в отношении Лукашенко предпочтет практиковать разные формы давления. А вот если в ситуации «после Лукашенко» начнутся терки между группами белорусской номенклатуры в вопросе о новом лидере, то можно ожидать «десанта из Москвы», как это было в 1996 году в разгар конфликта между Лукашенко и Верховным Советом. И московские товарищи постараются, как и тогда, убедить выбрать правильное с их точки зрения решение, сказал Быковский. Руководитель Центра политического анализа и прогноза (Варшава) Павел Усов также придерживается мнения, что «Москва вряд ли будет ускорять некие сценарии отстранения Лукашенко от власти». Скорее будут использованы традиционные методы воздействия — социально-экономический прессинг, вовлечение в дополнительные интеграционные структуры, заявил политолог в комментарии для Naviny.by. Где уязвимые места белорусского режима? При этом Москва, подчеркнул Усов, будет ожидать окна возможностей — зыбкого момента, связанного с тем, например, что начнутся крупные волнения, наступит внутренняя дестабилизация. Или же ситуации, когда первый президент так или иначе окажется неспособным исполнять обязанности и наступит некий переходный период. Пророссийские структуры в Беларуси пока работают на перспективу Россия — фактически единственный крупный игрок на белорусском поле, Евросоюз и США присутствуют здесь намного слабее, подчеркивает Усов. Запад не имеет в Беларуси структур мягкой силы даже того уровня, что есть у России (Россотрудничество, фонд «Русский мир», Румол, фонд Горчакова). При этом «власти не предпринимают никаких системных шагов по защите суверенитета». Номенклатура в массе своей не осознает его ценности и так же, как сегодня обслуживает Лукашенко, завтра готова обслуживать Путина, считает Усов. По его мнению, властям следовало бы резко ограничить воздействие российских СМИ на белорусов. Второй момент: белорусские госСМИ сегодня в основном нацелены на пропаганду нынешнего строя и дискредитацию оппозиции. Их стоило бы переориентировать на противодействие экспансии «русского мира», наполнить «содержательной национальной начинкой», считает Усов. Третья важная задача, отметил политолог, заключается в перестройке образования, у которого пока остается «советская начинка». «К тому же власти стараются держать в узде партии, независимые СМИ, демократическое сообщество. То есть власть разрушает те инструменты, механизмы, которые могли бы быть использованы для защиты суверенитета» в кризисной ситуации, отмечает политолог. «Нет видения необходимости, чтобы все сегменты системы работали на укрепление суверенитета, формирование белорусского национально ориентированного общества», и потому нет гарантий, что в критический момент удастся отстоять независимость, резюмировал Усов. Кремль может играть вдолгую Предложения, как укрепить гарантии независимости, звучат от экспертного сообщества рефреном. Но власть к ним практически глуха. Уровень доверия к государственным медиа упал, к независимым — вырос Скажем, вряд ли стоит рассчитывать на серьезную перестройку госСМИ. Это слишком заскорузлая система. К тому же политическое руководство Беларуси само опасается злить русского медведя. Больше толку было бы от развития сектора негосударственных СМИ, но на это власти тоже не хотят идти, видя в свободных медиа, особенно онлайновых, угрозу своим устоям. Также они видят угрозу устоям в раскрепощении образования, усилении в нем национального начала, а тем более — в развитии партийной системы, гражданского общества. В итоге у Беларуси нет прочного фундамента независимости. Система же единоличной власти с мощным силовым кулаком прочна лишь до поры до времени. И Кремль может играть вдолгую, дожидаясь своего часа. Раньше вопрос смены власти в Беларуси в основном волновал только оппозицию. Теперь целый ряд симптомов (тезисы российских СМИ, заявления тамошних экспертов, даже исследования-прогнозы) говорит, что этим озаботились и в Москве. Фото Екатерины Арутюновой / wikimedia Но не с той точки зрения, что, вот, надо бы Беларуси стать демократичнее, чтобы заработал механизм нормальной смены властных элит. А с той точки зрения, что Лукашенко уже не тот и вообще не вечен. А экономика не ахти, возможны протесты, майдан. Короче, нужен глаз да глаз. Скандал с монографией под эгидой МГИМО Говоря без обиняков, Москве важно не упустить Беларусь, если здесь начнутся серьезные волнения или же — скажем деликатно-обтекаемо — в силу естественных причин возникнет ситуация транзита власти. Собственно, это было главной мыслью посвященного Беларуси раздела монографии «Мир в ХХІ веке: прогноз развития международной обстановки по странам и регионам», подготовленной авторским коллективом Центра военно-политических исследований Московского государственного института международных отношений МИД России. Причем авторы рекомендуют Кремлю держать под рукой и крымский сценарий для Беларуси. А желаемым финалом интеграции двух стран видят вхождение руководимой промосковским кадром Беларуси в состав России. Об этом труде Naviny.by рассказали вчера. Были сообщения и других СМИ. После чего, судя по всему, разразился скандал. Теперь на странице, с которой можно было скачать монографию, красуется извещение «Доступ запрещен». А МГИМО всячески пытается откреститься от этого замечательного произведения. Но люди из окружения Лукашенко наверняка успели скачать тот PDF-файл. И что бы сейчас ни говорили представители МГИМО (типа что ЦВПИ с МГИМО слабо связан, там сидят какие-то пенсионеры, вообще книжку с этим фрагментом сверху не отследили, зато вот теперь даже остановили тираж и послали объяснительное письмо в Минск), в белорусском руководстве разработку воспримут серьезно. Тем более что перед глазами — кейс Украины. Когда в начале 2014-го Кремлю показалось, что та уходит из российской сферы влияния, реакция была молниеносной и жесткой. Хотя до поры до времени такие сценарии в отношении Украины тоже казались многим маргинальным бредом. Просто ли поставить марионетку? Но вот что характерно: в прогнозе от ЦВПИ четкого — с прописанным механизмом — сценария, как прибрать к рукам Беларусь, положа руку на сердце, и нет. Есть набор благих пожеланий. Так не тот ли это случай, когда съесть-то он съест, да кто ж ему даст? Действительно, ну вот как чисто технически, инструментально Москва может посадить своего человека в кресло руководителя Беларуси? Вариант первый: через выборы. Но, кажется, это глухой номер. Выборов как таковых в стране давно нет. Серьезного, а не бутафорского пророссийского кандидата просто не зарегистрируют. Скажут, что подписи у него фальшивые, неправильно указал доходы в декларации — в общем, применят испытанные средства из богатого антиоппозиционного арсенала. Срежут, как давно приноровились срезать «прозападную пятую колонну». Кто может спутать карты Лукашенко на президентских выборах И потом, как ни парадоксально, в Беларуси — при всей русифицированности общества — нет ни одной по-настоящему пророссийской партии, вообще нет сильных структур «русского мира». Причем прибытие в Минск демонизированного прессой нового посла России Михаила Бабича вряд ли что-то принципиально изменит в этих раскладах. Дело не только в том, что Лукашенко это поле старательно зачищал, велел спецслужбам строго контролировать любителей кричать о зажиме русскоязычных и пр. Дело еще и в том, что русофилия у белорусов своеобразная. Да, многие поддержали аннексию Крыма, многие потребляют российскую развлекаловку и считают себя близкими к русским по культурному коду. Но при этом сливаться с задиристой восточной соседкой в одну державу чуждые имперских амбиций белорусы не хотят. Хотят жить в отдельной квартире, а не общаге, и не горят желанием грозить кулаком Америке, посылать сыновей в Сирию или еще куда к черту на рога. Вариант второй: путч. Тоже, пожалуй, глухой номер. Белорусская номенклатура, включая силовиков, под жестким контролем. Здесь не видно кланов, готовых к своей игре. Вариант третий: улица, волна социально-политических протестов. Эта схема с тревогой обсуждалась политизированной белорусской публикой сразу после Крыма. Мол, Россия инспирирует у нас майдан по своему сценарию, через своих провокаторов, а потом введет танки, якобы спасая союзника от здешних фашиствующих бандеровцев. В 2017-м были опасения, что «засланные казачки» попробуют направить в такое русло «дармоедские» протесты. Но фобии не подтвердились, пророссийских поджигателей практически не было видно и слышно. К тому же у режима — мощный силовой кулак, готовность действовать жестко. Что и было показано быстрым, эффективным удушением тех же «дармоедских» протестов. Вариант четвертый: некая форма сценария а-ля Крым (что, собственно, и рекомендуют авторы скандальной монографии под эгидой МГИМО). Но в Беларуси нет регионов, анклавов с компактным проживанием этнических русских и ярко выраженными интенциями войти в Россию. К тому же Лукашенко или те, кто возьмет ситуацию под контроль после него, вряд ли будут растерянно взирать на то, как «туристы Путина» захватывают горисполкомы и отделы милиции где-нибудь на Витебщине или Могилевщине. Лукашенко не раз публично давал понять, что хорошо усвоил украинские уроки и готов действовать предельно жестко, пресекая опасность в зародыше. В радикальных сценариях нет острой нужды Получается, у Кремля, при всей разности весовых категорий с Минском, нет простых способов замещения власти в Беларуси по своему усмотрению? Если речь идет о персоналистской диктатуре, то, по мнению политологов, самый реальный способ смены власти — дворцовый переворот, отметил в комментарии для Naviny.by политический обозреватель Павлюк Быковский. Он, однако, полагает, что Кремль в отношении Лукашенко предпочтет практиковать разные формы давления. А вот если в ситуации «после Лукашенко» начнутся терки между группами белорусской номенклатуры в вопросе о новом лидере, то можно ожидать «десанта из Москвы», как это было в 1996 году в разгар конфликта между Лукашенко и Верховным Советом. И московские товарищи постараются, как и тогда, убедить выбрать правильное с их точки зрения решение, сказал Быковский. Руководитель Центра политического анализа и прогноза (Варшава) Павел Усов также придерживается мнения, что «Москва вряд ли будет ускорять некие сценарии отстранения Лукашенко от власти». Скорее будут использованы традиционные методы воздействия — социально-экономический прессинг, вовлечение в дополнительные интеграционные структуры, заявил политолог в комментарии для Naviny.by. Где уязвимые места белорусского режима? При этом Москва, подчеркнул Усов, будет ожидать окна возможностей — зыбкого момента, связанного с тем, например, что начнутся крупные волнения, наступит внутренняя дестабилизация. Или же ситуации, когда первый президент так или иначе окажется неспособным исполнять обязанности и наступит некий переходный период. Пророссийские структуры в Беларуси пока работают на перспективу Россия — фактически единственный крупный игрок на белорусском поле, Евросоюз и США присутствуют здесь намного слабее, подчеркивает Усов. Запад не имеет в Беларуси структур мягкой силы даже того уровня, что есть у России (Россотрудничество, фонд «Русский мир», Румол, фонд Горчакова). При этом «власти не предпринимают никаких системных шагов по защите суверенитета». Номенклатура в массе своей не осознает его ценности и так же, как сегодня обслуживает Лукашенко, завтра готова обслуживать Путина, считает Усов. По его мнению, властям следовало бы резко ограничить воздействие российских СМИ на белорусов. Второй момент: белорусские госСМИ сегодня в основном нацелены на пропаганду нынешнего строя и дискредитацию оппозиции. Их стоило бы переориентировать на противодействие экспансии «русского мира», наполнить «содержательной национальной начинкой», считает Усов. Третья важная задача, отметил политолог, заключается в перестройке образования, у которого пока остается «советская начинка». «К тому же власти стараются держать в узде партии, независимые СМИ, демократическое сообщество. То есть власть разрушает те инструменты, механизмы, которые могли бы быть использованы для защиты суверенитета» в кризисной ситуации, отмечает политолог. «Нет видения необходимости, чтобы все сегменты системы работали на укрепление суверенитета, формирование белорусского национально ориентированного общества», и потому нет гарантий, что в критический момент удастся отстоять независимость, резюмировал Усов. Кремль может играть вдолгую Предложения, как укрепить гарантии независимости, звучат от экспертного сообщества рефреном. Но власть к ним практически глуха. Уровень доверия к государственным медиа упал, к независимым — вырос Скажем, вряд ли стоит рассчитывать на серьезную перестройку госСМИ. Это слишком заскорузлая система. К тому же политическое руководство Беларуси само опасается злить русского медведя. Больше толку было бы от развития сектора негосударственных СМИ, но на это власти тоже не хотят идти, видя в свободных медиа, особенно онлайновых, угрозу своим устоям. Также они видят угрозу устоям в раскрепощении образования, усилении в нем национального начала, а тем более — в развитии партийной системы, гражданского общества. В итоге у Беларуси нет прочного фундамента независимости. Система же единоличной власти с мощным силовым кулаком прочна лишь до поры до времени. И Кремль может играть вдолгую, дожидаясь своего часа. Как сказались санкции Франции на производстве танковых прицелов в РФ?

  1. Смешно читать этих Усовых ,Москве достаточно газ и нефть повысить в цене чтобы добится своего

  2. Почему смешите собственные Искандеры, если можете купить украинские двигатели 4 фрегатам » адмиралскои серии» ?В ВМВ, произвели больше всех танков с оптикои и прицеламаи из мутного плексигласа.70% самолетов разбились на земеле, без вмешательства немцев…за что Сталин «стаханоцев» главками и заводами посадил.Про успехи импорто замешения, даже нам кое что известно

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.