События в Северной Африке и на Ближнем Востоке в декабре 2010 – марте 2011 гг. через призму ведения информационной войны

Геополитика и безопасность Оружие

Антиправительственные выступления в Северной Африке и на Ближнем Востоке («жасминовая революция» в Тунисе, «финиковая» – в Египте, народные волнения и демонстрации в Алжире, Иордании, Йемене, Ливии, Бахрейне, Иране и Сирии) еще раз показали миру, что глобальная сеть Интернет остается одной из главных арен информационной войны, активно используется противоборствующими сторонами в интересах распространения выгодной информации и формирования требуемого общественного мнения, является одним из главных средств мобилизации протестующих. Формы и методы противоборства в сети Интернет постоянно совершенствуются, повышая значимость использования блогов, социальных сетей и видеохостингов.

По мнению российских и западных экспертов, главными причинами социальных взрывов в арабских странах явились: высокий уровень безработицы, низкая заработная плата, резкое расслоение общества на богатых и бедных, всеобъемлющая коррупция и повсеместное нарушение прав человека.

Катализатором начала беспорядков в регионе стал государственный переворот в Тунисе, в результате которого президент Зин эль-Абидина Бен Али отказался от власти. Но наиболее показательным в отношении применения новых форм и способов информационной войны стал конфликт народных масс и действующей власти в Египте.

Отличительной особенностью массовых антиправительственных выступлений в Египте явилось то, что на улицы вышел местный средний класс – сравнительно обеспеченные и образованные молодые люди, имеющие доступ к Интернету. Глобальная сеть стала средством мобилизации демонстрантов и организации протестных волнений. Тем самым проявилась тенденция возникновения своего рода оппозиционной солидарности у молодого поколения пользователей социальных сетей по всему миру.

Одним из информационных поводов для мобилизации молодых и амбициозных египтян против действующей власти в лице «бессменного» президента Египта Х.Мубарака стало то, что североафриканская страна, попав в последнее время в крепкие объятия «американского стратегического партнерства», почти полностью утратила самостоятельность во внешней политике. По оценкам экспертов, на улицы Каира и других крупных египетских городов вышла не толпа под руководством каких-то вожаков, а индивидуальности, не без оснований «считающие свою страну лидером арабского и исламского мира» и сумевшие «самостоятельно организоваться и потребовать не денег, полномочий или привилегий от власти, а свободы, права выбора и достоинства».

Основными средствами распространения информации, используемыми в ходе внутренних конфликтов в Тунисе и, прежде всего, в Египте, стали социальная сеть «Facebook», специальный сервис «Speak To Tweet», позволяющий опубликовывать текст в микроблоге на сервисе «Twitter», не имея доступа к сети Интернет, а также видео-сервис «YouTube». В условиях блокирования официальными властями сайтов информационных агентств широко использовались их сетевые «зеркала».

Отдельные египетские активисты организовали в «Facebook» несколько групп единомышленников, приглашающих всех желающих принять участие в митинге протеста, прошедшего 25 января 2011 г. Приглашения рассылались также через «Twitter» и на мобильные телефоны при помощи SMS-сообщений. В результате к назначенной дате на одной из страниц в «Facebook» около ста тысяч человек подтвердили, что примут участие в антиправительственных митингах. Для этого демонстрантам необходимо было иметь всего лишь аккаунт в социальной сети и доступ к Интернету.

Несмотря на ограничение египетским правительством доступа в Интернет, мобилизационные возможности протестующих заметно увеличились, когда 31 января с.г. компанией «Google» был запущен специальный сервис «Speak To Tweet», позволяющий опубликовывать текст в микроблоге на сервисе «Twitter» и организовать твиттер-поток. Для этого достаточно было набрать с помощью телефона определенный номер и оставить голосовое сообщение. Оставлять сообщения египтяне могли, позвонив на телефоны +16504194196, +390662207294 или +97316199855, находящиеся в США, Италии и Бахрейне. Пользователи могли прослушивать эти сообщения, набрав те же самые номера или зайдя на страницу twitter.com/speak2tweet. Данный сервис был разработан специально в связи с событиями в Египте небольшой командой специалистов из компаний «Twitter», «Google» и «SayNow» (недавно купленной «Google»). Он позволял опубликовывать надиктованные сообщения в микроблогах под хэштегом #egypt, которые потом были доступны для широкой общественности даже в условиях отключения Интернета для основной массы населения. Египтянам не требовалось Интернет-подключение, достаточно было иметь телефонную связь, которая свяжет с операторами (подконтрольными понятно кому). Они и направляли миллионные толпы египтян в нужном направлении.

Посредством видео-сервиса «YouTube» велась прямая трансляция передач Катарского телеканала «Аль-Джазира», деятельность которого с 30 января 2011 г. в Египте официально была запрещена. С начала беспорядков в Египте «Аль-Джазира» стала одним из основных источников информации о происходящем в стране. Телеканал вел прямой эфир с улиц египетских городов и передавал комментарии противников президента Х.Мубарака. Также Катарское СМИ распространило заявление, в котором обвинило египетские власти в цензуре и подавлении свободы информации.

На фоне продолжавшихся массовых демонстраций с требованием отставки президента Х.Мубарака были применены и хакерские атаки на различные государственные сайты Египта. Так 2 февраля с.г. не открывались сайты министерства информации и правящей Национально-демократической партии Египта. Ответственность за атаки взяла на себя группа хакеров, именующая себя «аnonymous». Эта же группа в ноябре и декабре 2010 года предприняла атаки на сайты платежных систем «MasterCard» и «Visa» после того, как они перестали обслуживать Интернет-портал «WikiLeaks». Представитель «аnonymous» сообщил в микроблоге «Twitter», что в атаках на египетские сайты использовалась программа «Low Orbit Ion Cannon», которая применялась и в прошлогодних атаках на Интернет-страницы платежных систем.

В ходе выступлений протестующих широко распространялась брошюра на арабском языке «Как достичь цели», в которой содержались практические инструкции по дестабилизации общественно-политической обстановки в Египте. В брошюре излагалась тактика действий антиправительственных сил при подготовке и в ходе выступлений против государственной власти, а также методика организации беспорядков с применением современных информационных технологий. Распространять данные материалы рекомендовалось только по электронной почте либо в печатном виде.

Тунисские демонстранты широко использовали плакаты с надписями по-французски «404 RAISONS POUR MANIFESTER» («404 причины, чтобы принимать участие в демонстрации»), «BEN ALI DEGAGE» («Бен Али, убирайся»), «OU SONT LES TRABELSIs?» («Где люди Трабелси») и другие.

В данном контексте стоит напомнить, что в начале декабря 2010 года на сайте Wikileaks была выложена депеша, в которой тогдашний посол США в Тунисе Роберт Ф.Годец заявил о коррумпированности правительства Бен Али. В своей депеше посол утверждал, что семья президента стала некой «мафиозной структурой», где его жена Лейла Бен Али (до замужества – Трабелси) посадила в руководящие кресла многих своих родственников. Сами тунисцы рассказывают, что, не отдав «мафии Трабелси» часть своего бизнеса, невозможно было открыть никакое дело, и у начинающих предпринимателей «люди Трабелси» требовали до 50% бизнеса.

При проведении демонстраций особо популярными у митингующих были лозунги, направленные против президента Египта Х.Мубарака: «Уходи!», «Да падет режим коррупции и угнетения!», «Живет Египет!», «Кто верит, тот победит» и другие. Кроме того, широко использовались ливанские, египетские и тунисские флаги. Также, протестующими была организована работа собственной радиостанции, которая вела круглосуточное вещание.

На примере событий в Ливии в условиях тотального контроля за распространением информации в социальных сетях и блокирования выхода в Интернет заслуживает внимание креативное решение представителей ливийской оппозиции для увеличения возможностей по мобилизации протестующих, выразившееся в использовании для этих целей мусульманских сайтов-знакомств.

К примеру, лидер ливийской оппозиции Омар Шибли Махмуди использовал мусульманский сайт знакомств «Мавада» для сплочения людей, оставаясь при этом вне зоны внимания ливийской тайной полиции, которая отслеживала сообщения в социальных сетях Twitter и Facebook. Махмуди действовал так, как будто он разыскивает жену, его профайл назывался «Где Мириам?». С этого же сайта он рассылал закодированные любовные письма для сплочения людей и организации революции. Поскольку на подобном сайте мужчины не могут разговаривать с другими мужчинами, революционеры выдавали себя за женщин, чтобы вступить в контакт с Махмуди, беря себя такие имена, как «Сладкая бабочка», «Открыватель горы», «Девушка из пустыни» и «Мелодия пыток». Закодированные разговоры использовались для оценки уровня поддержки и для переадресации пользователей на сайт социальной сети Yahoo Messenger для более детального разговора. Кроме того, революционеры пользовались службой обмена сообщениями и текстовыми сообщениями для организации своих дальнейших действия, избегая при этом контроля со стороны властей. По словам Махмуди, ему удалось привлечь 171.323 «поклонника» под несколькими профайлами до того, власти Ливии полностью перекрыли гражданам доступ в Интернет.

Религиозная составляющая в ходе распространения требуемой информации стала одним из факторов, способствующих «неугасанию» протестной активности митингующих египтян в условиях ограничительных мер официальной власти страны. Идейными вдохновителями народных волнений стали имамы, а каналами массовой коммуникации явились мечети. Кроме того, «общий враг» и главный виновник «бедствования народных масс» в лице президента Египта объединил под «одни знамена» представителей христианства и ислама, что до сих пор считалось маловероятным.

По традиции пятница для мусульман является особым днем (выходным), когда они собираются на общую молитву в мечетях, после которой слушают проповедь имама. 28 января египетское правительство настоятельно рекомендовало имамам не «баламутить» народ и попросить всех разойтись из мечетей по домам. Трудно сказать, к чему именно призвали людей имамы, однако те расходиться и не
подумали – улицы Каира и других египетских городов заполнились молящимися, молниеносно переквалифицировавшихся в демонстрантов.

Несмотря на отключение властью Интернета и мобильной связи в зонах народного волнения, роль социальных сетей с успехом исполнили мечети – последние новости о перемещениях полиции и демонстрантов люди узнавали именно там.

Также стоит отметить, что местные христиане-копты пообещали защищать своих сограждан-мусульман от полиции, пока те будут молиться. Это стало настоящей сенсацией, учитывая то обстоятельство, что отношения между этими двумя общинами всегда были весьма прохладными.

Как правило, действенными способами воздействия является выброс дезинформации или представление информации в выгодном ключе, что позволяет изменять оценку происходящего населением «проблемного» государства (противника), развивать у них пораженческое настроение, и, в перспективе, обеспечить лояльность противоборствующей стороне. Поэтому в информационном влиянии на митингующих власти рассматриваемых стран использовали в основном уже проверенные в ходе прежних вооруженных и социальных конфликтов приемы.

Дезинформирование заключалось в намеренном предоставлении ложной или противоречивой информации, а также попытках представить международной общественности факты «социальной справедливости и благополучия» в своих государствах.

К примеру, 29 января Х.Мубарак впервые с начала массовых выступлений показался на телеэкранах с обращением к народу. Суть его речи была следующей: завтра меняем правительство, создаем рабочие места, проводим демократизацию. Давайте снова жить в согласии. Все комментаторы отмечают, что Х.Мубарак всегда считал себя непревзойденным мастером интриги, хитрым, мудрым и дальновидным политиком. Поняв, что реформами никого обмануть не удалось, власти объявили, что с 16:00 по местному времени в стране снова будет действовать комендантский час.

Попытки главы йеменского государства А.Салеха предупредить революционный порыв граждан страны в виде обещания уйти со своего поста по окончании президентского срока и не передавать кресло главы государства по наследству собственному сыну также не увенчались успехом. А.Салех дважды обещал отказаться от власти, но в итоге каждый раз передумывал.

Официальные власти рассматриваемых стран осуществляли жесткое управление потоками информации, поступающей из районов массовых манифестаций (дозирование информации), ограничение деятельности по освещению событий в странах представителей иностранных СМИ.

Так, в Каире и в других египетских городах были отмечены многочисленные случаи нападений на журналистов и арестов представителей зарубежных масс-медиа. Местные жители – как правило, сторонники режима Х.Мубарака – нападали на иностранных журналистов, избивали их, отбирали аппаратуру. Зачастую они кричали при этом, что поймали шпиона. В ряде случаев пойманных журналистов передавали военным или полицейским.

По сообщениям СМИ, ливийские власти закрыли въезд в страну для иностранных журналистов, а те, кто ведет антиправительственную пропаганду, подвергаются репрессиям. Опыт стихийной мобилизации протестующих в Тунисе и Египте был учтен тайной полицией Ливии, которая постоянно отслеживала сообщения в социальных сетях. Кроме того, были зафиксированы случаи ареста тех ливийцев, которые давали по телефону интервью СМИ. Human Rights Watch, которая базируется в Нью-Йорке, констатировала, что «получать информацию о развитии событий» в Ливии «становится чрезвычайно сложно».

Правительством Сирии местным СМИ была спущена директива – почти ничего не говорить о демонстрации протеста сотен сирийских женщин в Дамаске против недавнего повышения цен. Как отмечают Интернет-сайты оппозиции, правящий режим расширил контроль над прессой, отключил телефонные линии и с помощью силы подавил три массовые демонстрации.

Следующим приемом информационного воздействия стало переключение внимания общественности от сути проблемы посредством распространения второстепенной информации.

Премьер-министр Египта А.Шафик в связи с трагическими событиями в Каире (гибели нескольких сотен человек) созвал пресс-конференцию, на которой принес официальные извинения египетскому народу. «Все, кто виновен в подрыве безопасности, ответит вне зависимости от занимаемых ими постов, обещаю тщательно расследовать отсутствие безопасности на улицах и вернуть порядок», — заявил он. По мнению египетских наблюдателей, за провокациями, насилием и жестокими нападениями стоит бывший глава МВД Хабиб аль-Адли, который отдал приказ всем силовым структурам покинуть улицы городов, а затем велел выпустить из тюрем заключенных, в том числе уголовников и отбывающих заключение за терроризм. Позже официальные СМИ распространили информацию, что бывший министр внутренних дел и трое его помощников помещены под домашний арест, в их отношении ведется следствие.

Наиболее действенным и самым распространенным направлением деятельности властей было блокирование сайтов информагентств, а в последующем – полное отключение стран от Интернета, блокирование телевизионного и радиовещания.

28 января в Египте почти одновременно перестали работать все Интернет-провайдеры. Недоступными для пользователей стали сайты правительства и президента страны, социальная сеть «Facebook» и сервис «Twitter». Передача SMS-сообщений оказалась также блокирована.

Как сообщили в американской мониторинговой компании Renesys, полное отключение от Интернета крупного государства является беспрецедентным случаем. В странах с Интернет-цензурой практикуется только «фильтрация» содержимого сети, либо отключение отдельных он-лайн-сервисов. Самое масштабное отключение доступа к Интернету до этого происходило только на уровне городов.

30 января египетские власти осуществили блокирование Катарского телеканала «Аль-Джазира», который наиболее полно и подробно освещал революционные события и служил основным источником новостей из Египта для многих мировых СМИ.

В свою очередь властями Ирана был также заблокирован доступ в Интернет, отключена сотовая связь, а также осуществлялась постановка помех приему спутникового телевещания. Так, 11 февраля компания «Би-Би-Си» заявила, что сигнал ее спутника, с которого ведется вещание на Иран, блокируется.

Таким образом, использование сети Интернет в интересах ведения информационных войн может свести на нет возможности государства по контролю за внутренними социально-политическими процессами, а также информационными потоки внутри стран и между ними. В результате вирус «тунисской революции» мгновенно распространился далеко за пределы границ африканского государства и континента. Идеи и политические тенденции, зародившиеся на локальном уровне, вдохновили на активные действия глобальные аудитории других стран.

Выводы:

1. Роль социальных сетей в последних революционных событиях в Северной Африке и на Ближнем Востоке еще раз подтверждают, что методы народной борьбы изменились. «Facebook», «Twitter» и другие Интернет-сервисы становятся мощным мобилизирующим фактором активизации протестной деятельности в государствах с нестабильной политической системой, а также эффективным средством управления процессами, характеризующими массовое внеколлективное поведение («эффект толпы» и др.). Контролировать такую гражданскую активность проблематично, так как для нее, как показывают события в Египте, даже не нужны лидеры, поэтому официальные власти не могут адекватно противодействовать такому явлению.

Социальные сети становятся также эффективным средством привлечения внимания официальных властей к разрешению отдельных социальных проблем, возникающих в том или ином государстве. Это наглядно было продемонстрировано в России в 2010 году в ходе событий, связанных с молодежными выступлениями на Манежной площади в Москве, защитой Химкинского леса, а также перекрытием железной дороги в Междуреченске (Кемеровская область) после катастрофы на шахте «Распадская».

Отдельные попытки мобилизации оппозиционных сил на протестную деятельность посредством Интернета были зафиксированы и накануне официального оглашения итогов президентских выборов в Республике Беларусь 19 декабря 2010 года, однако действенных результатов они не принесли.

Глобальная сеть и по сей день помогает жителям Туниса налаживать жизнь страны и проявлять революционную солидарность с митингующими других стран арабского мира. Тунисцы организовывают встречи в социальной сети «Facebook», где договариваются об уборке улиц, собирают помощь для бедных регионов, стараются всеми возможными способами поддержать страны, решившие перенять их опыт «цифровой революции»: выкладывают в «Twitter» и «Facebook» информацию о протестах в Египте и других странах, предлагают высылать фото и видео на электронную почту, чтобы информация могла попасть в Интернет, так как в большинстве охваченных народными волнениями государствах, опасаясь примера Туниса, власти блокируют доступ в социальные сети и Интернет.

2. Запрет на освещение происходящих событий на примере ограничения деятельности зарубежных СМИ в Египте и Ливии или политика «информационного вакуума» не всегда является целесообразной в рамках формирования требуемого международного общественного мнения, что наглядно было подтверждено в ходе грузино-югоосетинского конфликта 2008 года, итоги которого представили Российскую Федерацию как проигравшую Западу первый этап информационной войны. Большинство стран Запада рассматривали Россию как применившую силу, несоизмеримую ситуации, и чуть ли не выставляли как агрессора.

3. Стремление отдельных развитых государств поддержать «демократические» процессы в странах третьего мира заставляет первых искать новые пути и способы формирования требуемого общественного мнения, в первую очередь путем разработки и использования перспективных технических средств и программного обеспечения. В частности, США планируют использовать технологии беспилотных летательных аппаратов в гуманитарных операциях по спасению жизни людей. Предполагается, что использование данных средств позволит отслеживать «насильственные действия» официальных властей и сообщать о них мировому сообществу при помощи фотоснимков, которые БПЛА способны передавать. Впоследствии такие снимки могут использоваться для доказательства геноцида в международном суде. В Пентагоне не сомневаются, что после событий в Египте этот метод раннего предупреждения о возможном «массовом насилии» будет одобрен общественностью и широко войдет в практику.

В настоящее время американская армия располагает всем необходимым для предоставления услуг Интернета и других современных видов связи участникам любых социальных протестов и восстаний.  Пентагоном усиленно осуществляется поиск и внедрение в практику технических решений, связанных с возможным «включением Интернета» в какой-либо стране против воли ее руководителей, а также блокированием усилий официальных властей по созданию информационного вакуума.

Так, по мнению преподавателя высшей школы ВМС США профессора Дж.Аркиллы, для того, чтобы, например, форсировать события по свержению власти, не допустить зарождения тлеющего конфликта и т.д., можно использовать специальные самолеты вроде американского Commando Solo, который применяется для психологических операций и может вещать в  AM и FM диапазонах радио и UHF и VHF – телевидения. Подобный модифицированный самолет, пролетая в нужном районе, мог бы включать Wi-Fi-сети и предоставлять доступ в Интернет. Также, например беспилотный стелс-самолет типа RQ-170, мог бы организовать в определенном районе 3G-сеть, связанную с Интернетом через военный спутник.

В данном случае открытым остается вопрос, как расценит такое вмешательство правительство «мятежного» государства, однако, как показывает история, в большинстве случаев без значительных затрат сил и средств противопоставить что-либо могущественному противнику или коалиции трудно. К тому же восстановление возможностей связаться с родными и близкими население «проблемной» страны скорее воспримет как  гуманитарную акцию, а не акт агрессии.

В свою очередь запущенный компанией «Google» (по неофициальным данным ее деятельность осуществляется пол патронажем американских спецслужб) и широко использовавшийся в ходе антиправительственных выступлений в Северной Африке специальный сервис «Speak To Tweet» еще раз подтверждает выше озвученный тезис о высокой значимости в современных условиях технических средств и программного обеспечения, используемых в киберпространстве.

4. Одними из главных предпосылок достижения целей народных революций (на примере Туниса и Египта) явилась нейтральная позиция вооруженных сил, а в отдельных случаях и неучастие армейских подразделений в разгоне митингующих. В частности, египетские военные не поддержали ни политический режим, ни демонстрантов. По мнению военных аналитиков, в Египте армия – это не просто орудие в руках политического руководства страны, а вполне самостоятельный институт с собственными политическими, экономическими и социальными интересами. Применение армии как средства для разгона протестующих привело бы к гражданской войне в регионе.

Вместе с тем, в ходе массовых беспорядков в Ливии зафиксированы случаи как использования армейских подразделений против митингующих, так и переход отдельных высокопоставленных военных чиновников на сторону оппозиционных сил. Ливийская армия, не имевшая в отличие от войск охраны Джамахирии авторитета в обществе, раскололась и примкнула к враждующим группировкам, что, при развитии событий по негативному сценарию и, учитывая нахождение под контролем восставших значительных запасов нефти, может привести к продолжительной гражданской войне.

5. События в Северной Африке и на Ближнем Востоке еще раз подтверждают тезис о том, что формирование требуемого международного общественного мнения об «отсутствии демократии и установлении диктаторских режимов» в проблемных странах является необходимым этапом, предшествующем силовому варианту разрешения кризисных ситуаций. Значимое место в данном сценарии занимают сообщения авторитетных мировых СМИ и отдельные заявления видных политических деятелей, зачастую являющиеся откровенной ложью и дезинформацией.

К примеру, 22 февраля спутниковый телеканал «Al-Jazeera» передавал, что ливийская боевая авиация нанесла удар по демонстрантам в Триполи, в результате которого погибли около 250 человек. В тот же день телерадиокомпания ВВС передавала, что авиаудары были нанесены и по Бенгази, перешедшему под контроль оппозиционеров. Вместе с тем, по заявлению источников из российского Генерального штаба, который при помощи космических средств круглосуточно следит в режиме реального времени за ситуацией в Ливии, а также осуществляет мониторинг обстановки в Триполи, Бенгази и других регионах страны, ход боевых действий из космоса выглядит не совсем так, как его описывают СМИ. В частности, российские военные не зафиксировали воздушных ударов по мирным жителям Бенгази.

6. С большой долей уверенности можно утверждать, что произошедшие народные революции в странах Северной Африки и Ближнего Востока не могут служить «заразительным примером» для государственных переворотов в странах Восточной Европы и, прежде всего, в Республике Беларусь. Условия, при которых оказались возможными социальные взрывы в Тунисе, Египте, Йемене, Ливии и Сирии, в большинстве своем на белорусские условия не похожи. Основными причинами вспыхнувших массовых беспорядков многие эксперты называют неудовлетворительное состояние экономики и отсутствие политических свобод в рассматриваемых странах. Изначальными требованиями протестующих были отмена чрезвычайного положения, борьба с безработицей, увеличение минимальной заработной платы, улучшение жилищного вопроса, торможение роста цен на продовольствие, создание условий для свободы слова и повышение уровня жизни. Призывы свергнуть авторитарных лидеров и «установить демократию» появились позже. Также стоит учитывать различия в культуре и менталитете населения арабских стран и белорусов.

Современная Беларусь по ряду объективных причин не может рассматриваться в качестве страны, в которой могут в ближайшее время произойти серьезные политические перемены. Это связано, прежде всего, с политической и экономической стабильностью в стране, а также поддержкой действующего Главы государства со стороны населения республики. Перенаселение республике в ближайшие годы не грозит, уровень безработицы даже по европейским стандартам мизерный (1%), заработная плата позволяет существовать и не задумываться о голоде, нет резкого расслоения общества (около 2/3 жителей страны относят себя к группе со средним достатком). Поэтому вероятность повторения подобных революционных сценариев в Республике Беларусь крайне мала.

Антиправительственные выступления в Северной Африке и на Ближнем Востоке («жасминовая революция» в Тунисе, «финиковая» – в Египте, народные волнения и демонстрации в Алжире, Иордании, Йемене, Ливии, Бахрейне, Иране и Сирии) еще раз показали миру, что глобальная сеть Интернет остается одной из главных арен информационной войны, активно используется противоборствующими сторонами в интересах распространения выгодной информации и формирования требуемого общественного мнения, является одним из главных средств мобилизации протестующих. Формы и методы противоборства в сети Интернет постоянно совершенствуются, повышая значимость использования блогов, социальных сетей и видеохостингов.

По мнению российских и западных экспертов, главными причинами социальных взрывов в арабских странах явились: высокий уровень безработицы, низкая заработная плата, резкое расслоение общества на богатых и бедных, всеобъемлющая коррупция и повсеместное нарушение прав человека.

Катализатором начала беспорядков в регионе стал государственный переворот в Тунисе, в результате которого президент Зин эль-Абидина Бен Али отказался от власти. Но наиболее показательным в отношении применения новых форм и способов информационной войны стал конфликт народных масс и действующей власти в Египте.

Отличительной особенностью массовых антиправительственных выступлений в Египте явилось то, что на улицы вышел местный средний класс – сравнительно обеспеченные и образованные молодые люди, имеющие доступ к Интернету. Глобальная сеть стала средством мобилизации демонстрантов и организации протестных волнений. Тем самым проявилась тенденция возникновения своего рода оппозиционной солидарности у молодого поколения пользователей социальных сетей по всему миру.

Одним из информационных поводов для мобилизации молодых и амбициозных египтян против действующей власти в лице «бессменного» президента Египта Х.Мубарака стало то, что североафриканская страна, попав в последнее время в крепкие объятия «американского стратегического партнерства», почти полностью утратила самостоятельность во внешней политике. По оценкам экспертов, на улицы Каира и других крупных египетских городов вышла не толпа под руководством каких-то вожаков, а индивидуальности, не без оснований «считающие свою страну лидером арабского и исламского мира» и сумевшие «самостоятельно организоваться и потребовать не денег, полномочий или привилегий от власти, а свободы, права выбора и достоинства».

Основными средствами распространения информации, используемыми в ходе внутренних конфликтов в Тунисе и, прежде всего, в Египте, стали социальная сеть «Facebook», специальный сервис «Speak To Tweet», позволяющий опубликовывать текст в микроблоге на сервисе «Twitter», не имея доступа к сети Интернет, а также видео-сервис «YouTube». В условиях блокирования официальными властями сайтов информационных агентств широко использовались их сетевые «зеркала».

Отдельные египетские активисты организовали в «Facebook» несколько групп единомышленников, приглашающих всех желающих принять участие в митинге протеста, прошедшего 25 января 2011 г. Приглашения рассылались также через «Twitter» и на мобильные телефоны при помощи SMS-сообщений. В результате к назначенной дате на одной из страниц в «Facebook» около ста тысяч человек подтвердили, что примут участие в антиправительственных митингах. Для этого демонстрантам необходимо было иметь всего лишь аккаунт в социальной сети и доступ к Интернету.

Несмотря на ограничение египетским правительством доступа в Интернет, мобилизационные возможности протестующих заметно увеличились, когда 31 января с.г. компанией «Google» был запущен специальный сервис «Speak To Tweet», позволяющий опубликовывать текст в микроблоге на сервисе «Twitter» и организовать твиттер-поток. Для этого достаточно было набрать с помощью телефона определенный номер и оставить голосовое сообщение. Оставлять сообщения египтяне могли, позвонив на телефоны +16504194196, +390662207294 или +97316199855, находящиеся в США, Италии и Бахрейне. Пользователи могли прослушивать эти сообщения, набрав те же самые номера или зайдя на страницу twitter.com/speak2tweet. Данный сервис был разработан специально в связи с событиями в Египте небольшой командой специалистов из компаний «Twitter», «Google» и «SayNow» (недавно купленной «Google»). Он позволял опубликовывать надиктованные сообщения в микроблогах под хэштегом #egypt, которые потом были доступны для широкой общественности даже в условиях отключения Интернета для основной массы населения. Египтянам не требовалось Интернет-подключение, достаточно было иметь телефонную связь, которая свяжет с операторами (подконтрольными понятно кому). Они и направляли миллионные толпы египтян в нужном направлении.

Посредством видео-сервиса «YouTube» велась прямая трансляция передач Катарского телеканала «Аль-Джазира», деятельность которого с 30 января 2011 г. в Египте официально была запрещена. С начала беспорядков в Египте «Аль-Джазира» стала одним из основных источников информации о происходящем в стране. Телеканал вел прямой эфир с улиц египетских городов и передавал комментарии противников президента Х.Мубарака. Также Катарское СМИ распространило заявление, в котором обвинило египетские власти в цензуре и подавлении свободы информации.

На фоне продолжавшихся массовых демонстраций с требованием отставки президента Х.Мубарака были применены и хакерские атаки на различные государственные сайты Египта. Так 2 февраля с.г. не открывались сайты министерства информации и правящей Национально-демократической партии Египта. Ответственность за атаки взяла на себя группа хакеров, именующая себя «аnonymous». Эта же группа в ноябре и декабре 2010 года предприняла атаки на сайты платежных систем «MasterCard» и «Visa» после того, как они перестали обслуживать Интернет-портал «WikiLeaks». Представитель «аnonymous» сообщил в микроблоге «Twitter», что в атаках на египетские сайты использовалась программа «Low Orbit Ion Cannon», которая применялась и в прошлогодних атаках на Интернет-страницы платежных систем.

В ходе выступлений протестующих широко распространялась брошюра на арабском языке «Как достичь цели», в которой содержались практические инструкции по дестабилизации общественно-политической обстановки в Египте. В брошюре излагалась тактика действий антиправительственных сил при подготовке и в ходе выступлений против государственной власти, а также методика организации беспорядков с применением современных информационных технологий. Распространять данные материалы рекомендовалось только по электронной почте либо в печатном виде.

Тунисские демонстранты широко использовали плакаты с надписями по-французски «404 RAISONS POUR MANIFESTER» («404 причины, чтобы принимать участие в демонстрации»), «BEN ALI DEGAGE» («Бен Али, убирайся»), «OU SONT LES TRABELSIs?» («Где люди Трабелси») и другие.

В данном контексте стоит напомнить, что в начале декабря 2010 года на сайте Wikileaks была выложена депеша, в которой тогдашний посол США в Тунисе Роберт Ф.Годец заявил о коррумпированности правительства Бен Али. В своей депеше посол утверждал, что семья президента стала некой «мафиозной структурой», где его жена Лейла Бен Али (до замужества – Трабелси) посадила в руководящие кресла многих своих родственников. Сами тунисцы рассказывают, что, не отдав «мафии Трабелси» часть своего бизнеса, невозможно было открыть никакое дело, и у начинающих предпринимателей «люди Трабелси» требовали до 50% бизнеса.

При проведении демонстраций особо популярными у митингующих были лозунги, направленные против президента Египта Х.Мубарака: «Уходи!», «Да падет режим коррупции и угнетения!», «Живет Египет!», «Кто верит, тот победит» и другие. Кроме того, широко использовались ливанские, египетские и тунисские флаги. Также, протестующими была организована работа собственной радиостанции, которая вела круглосуточное вещание.

На примере событий в Ливии в условиях тотального контроля за распространением информации в социальных сетях и блокирования выхода в Интернет заслуживает внимание креативное решение представителей ливийской оппозиции для увеличения возможностей по мобилизации протестующих, выразившееся в использовании для этих целей мусульманских сайтов-знакомств.

К примеру, лидер ливийской оппозиции Омар Шибли Махмуди использовал мусульманский сайт знакомств «Мавада» для сплочения людей, оставаясь при этом вне зоны внимания ливийской тайной полиции, которая отслеживала сообщения в социальных сетях Twitter и Facebook. Махмуди действовал так, как будто он разыскивает жену, его профайл назывался «Где Мириам?». С этого же сайта он рассылал закодированные любовные письма для сплочения людей и организации революции. Поскольку на подобном сайте мужчины не могут разговаривать с другими мужчинами, революционеры выдавали себя за женщин, чтобы вступить в контакт с Махмуди, беря себя такие имена, как «Сладкая бабочка», «Открыватель горы», «Девушка из пустыни» и «Мелодия пыток». Закодированные разговоры использовались для оценки уровня поддержки и для переадресации пользователей на сайт социальной сети Yahoo Messenger для более детального разговора. Кроме того, революционеры пользовались службой обмена сообщениями и текстовыми сообщениями для организации своих дальнейших действия, избегая при этом контроля со стороны властей. По словам Махмуди, ему удалось привлечь 171.323 «поклонника» под несколькими профайлами до того, власти Ливии полностью перекрыли гражданам доступ в Интернет.

Религиозная составляющая в ходе распространения требуемой информации стала одним из факторов, способствующих «неугасанию» протестной активности митингующих египтян в условиях ограничительных мер официальной власти страны. Идейными вдохновителями народных волнений стали имамы, а каналами массовой коммуникации явились мечети. Кроме того, «общий враг» и главный виновник «бедствования народных масс» в лице президента Египта объединил под «одни знамена» представителей христианства и ислама, что до сих пор считалось маловероятным.

По традиции пятница для мусульман является особым днем (выходным), когда они собираются на общую молитву в мечетях, после которой слушают проповедь имама. 28 января египетское правительство настоятельно рекомендовало имамам не «баламутить» народ и попросить всех разойтись из мечетей по домам. Трудно сказать, к чему именно призвали людей имамы, однако те расходиться и не
подумали – улицы Каира и других египетских городов заполнились молящимися, молниеносно переквалифицировавшихся в демонстрантов.

Несмотря на отключение властью Интернета и мобильной связи в зонах народного волнения, роль социальных сетей с успехом исполнили мечети – последние новости о перемещениях полиции и демонстрантов люди узнавали именно там.

Также стоит отметить, что местные христиане-копты пообещали защищать своих сограждан-мусульман от полиции, пока те будут молиться. Это стало настоящей сенсацией, учитывая то обстоятельство, что отношения между этими двумя общинами всегда были весьма прохладными.

Как правило, действенными способами воздействия является выброс дезинформации или представление информации в выгодном ключе, что позволяет изменять оценку происходящего населением «проблемного» государства (противника), развивать у них пораженческое настроение, и, в перспективе, обеспечить лояльность противоборствующей стороне. Поэтому в информационном влиянии на митингующих власти рассматриваемых стран использовали в основном уже проверенные в ходе прежних вооруженных и социальных конфликтов приемы.

Дезинформирование заключалось в намеренном предоставлении ложной или противоречивой информации, а также попытках представить международной общественности факты «социальной справедливости и благополучия» в своих государствах.

К примеру, 29 января Х.Мубарак впервые с начала массовых выступлений показался на телеэкранах с обращением к народу. Суть его речи была следующей: завтра меняем правительство, создаем рабочие места, проводим демократизацию. Давайте снова жить в согласии. Все комментаторы отмечают, что Х.Мубарак всегда считал себя непревзойденным мастером интриги, хитрым, мудрым и дальновидным политиком. Поняв, что реформами никого обмануть не удалось, власти объявили, что с 16:00 по местному времени в стране снова будет действовать комендантский час.

Попытки главы йеменского государства А.Салеха предупредить революционный порыв граждан страны в виде обещания уйти со своего поста по окончании президентского срока и не передавать кресло главы государства по наследству собственному сыну также не увенчались успехом. А.Салех дважды обещал отказаться от власти, но в итоге каждый раз передумывал.

Официальные власти рассматриваемых стран осуществляли жесткое управление потоками информации, поступающей из районов массовых манифестаций (дозирование информации), ограничение деятельности по освещению событий в странах представителей иностранных СМИ.

Так, в Каире и в других египетских городах были отмечены многочисленные случаи нападений на журналистов и арестов представителей зарубежных масс-медиа. Местные жители – как правило, сторонники режима Х.Мубарака – нападали на иностранных журналистов, избивали их, отбирали аппаратуру. Зачастую они кричали при этом, что поймали шпиона. В ряде случаев пойманных журналистов передавали военным или полицейским.

По сообщениям СМИ, ливийские власти закрыли въезд в страну для иностранных журналистов, а те, кто ведет антиправительственную пропаганду, подвергаются репрессиям. Опыт стихийной мобилизации протестующих в Тунисе и Египте был учтен тайной полицией Ливии, которая постоянно отслеживала сообщения в социальных сетях. Кроме того, были зафиксированы случаи ареста тех ливийцев, которые давали по телефону интервью СМИ. Human Rights Watch, которая базируется в Нью-Йорке, констатировала, что «получать информацию о развитии событий» в Ливии «становится чрезвычайно сложно».

Правительством Сирии местным СМИ была спущена директива – почти ничего не говорить о демонстрации протеста сотен сирийских женщин в Дамаске против недавнего повышения цен. Как отмечают Интернет-сайты оппозиции, правящий режим расширил контроль над прессой, отключил телефонные линии и с помощью силы подавил три массовые демонстрации.

Следующим приемом информационного воздействия стало переключение внимания общественности от сути проблемы посредством распространения второстепенной информации.

Премьер-министр Египта А.Шафик в связи с трагическими событиями в Каире (гибели нескольких сотен человек) созвал пресс-конференцию, на которой принес официальные извинения египетскому народу. «Все, кто виновен в подрыве безопасности, ответит вне зависимости от занимаемых ими постов, обещаю тщательно расследовать отсутствие безопасности на улицах и вернуть порядок», — заявил он. По мнению египетских наблюдателей, за провокациями, насилием и жестокими нападениями стоит бывший глава МВД Хабиб аль-Адли, который отдал приказ всем силовым структурам покинуть улицы городов, а затем велел выпустить из тюрем заключенных, в том числе уголовников и отбывающих заключение за терроризм. Позже официальные СМИ распространили информацию, что бывший министр внутренних дел и трое его помощников помещены под домашний арест, в их отношении ведется следствие.

Наиболее действенным и самым распространенным направлением деятельности властей было блокирование сайтов информагентств, а в последующем – полное отключение стран от Интернета, блокирование телевизионного и радиовещания.

28 января в Египте почти одновременно перестали работать все Интернет-провайдеры. Недоступными для пользователей стали сайты правительства и президента страны, социальная сеть «Facebook» и сервис «Twitter». Передача SMS-сообщений оказалась также блокирована.

Как сообщили в американской мониторинговой компании Renesys, полное отключение от Интернета крупного государства является беспрецедентным случаем. В странах с Интернет-цензурой практикуется только «фильтрация» содержимого сети, либо отключение отдельных он-лайн-сервисов. Самое масштабное отключение доступа к Интернету до этого происходило только на уровне городов.

30 января египетские власти осуществили блокирование Катарского телеканала «Аль-Джазира», который наиболее полно и подробно освещал революционные события и служил основным источником новостей из Египта для многих мировых СМИ.

В свою очередь властями Ирана был также заблокирован доступ в Интернет, отключена сотовая связь, а также осуществлялась постановка помех приему спутникового телевещания. Так, 11 февраля компания «Би-Би-Си» заявила, что сигнал ее спутника, с которого ведется вещание на Иран, блокируется.

Таким образом, использование сети Интернет в интересах ведения информационных войн может свести на нет возможности государства по контролю за внутренними социально-политическими процессами, а также информационными потоки внутри стран и между ними. В результате вирус «тунисской революции» мгновенно распространился далеко за пределы границ африканского государства и континента. Идеи и политические тенденции, зародившиеся на локальном уровне, вдохновили на активные действия глобальные аудитории других стран.

Выводы:

1. Роль социальных сетей в последних революционных событиях в Северной Африке и на Ближнем Востоке еще раз подтверждают, что методы народной борьбы изменились. «Facebook», «Twitter» и другие Интернет-сервисы становятся мощным мобилизирующим фактором активизации протестной деятельности в государствах с нестабильной политической системой, а также эффективным средством управления процессами, характеризующими массовое внеколлективное поведение («эффект толпы» и др.). Контролировать такую гражданскую активность проблематично, так как для нее, как показывают события в Египте, даже не нужны лидеры, поэтому официальные власти не могут адекватно противодействовать такому явлению.

Социальные сети становятся также эффективным средством привлечения внимания официальных властей к разрешению отдельных социальных проблем, возникающих в том или ином государстве. Это наглядно было продемонстрировано в России в 2010 году в ходе событий, связанных с молодежными выступлениями на Манежной площади в Москве, защитой Химкинского леса, а также перекрытием железной дороги в Междуреченске (Кемеровская область) после катастрофы на шахте «Распадская».

Отдельные попытки мобилизации оппозиционных сил на протестную деятельность посредством Интернета были зафиксированы и накануне официального оглашения итогов президентских выборов в Республике Беларусь 19 декабря 2010 года, однако действенных результатов они не принесли.

Глобальная сеть и по сей день помогает жителям Туниса налаживать жизнь страны и проявлять революционную солидарность с митингующими других стран арабского мира. Тунисцы организовывают встречи в социальной сети «Facebook», где договариваются об уборке улиц, собирают помощь для бедных регионов, стараются всеми возможными способами поддержать страны, решившие перенять их опыт «цифровой революции»: выкладывают в «Twitter» и «Facebook» информацию о протестах в Египте и других странах, предлагают высылать фото и видео на электронную почту, чтобы информация могла попасть в Интернет, так как в большинстве охваченных народными волнениями государствах, опасаясь примера Туниса, власти блокируют доступ в социальные сети и Интернет.

2. Запрет на освещение происходящих событий на примере ограничения деятельности зарубежных СМИ в Египте и Ливии или политика «информационного вакуума» не всегда является целесообразной в рамках формирования требуемого международного общественного мнения, что наглядно было подтверждено в ходе грузино-югоосетинского конфликта 2008 года, итоги которого представили Российскую Федерацию как проигравшую Западу первый этап информационной войны. Большинство стран Запада рассматривали Россию как применившую силу, несоизмеримую ситуации, и чуть ли не выставляли как агрессора.

3. Стремление отдельных развитых государств поддержать «демократические» процессы в странах третьего мира заставляет первых искать новые пути и способы формирования требуемого общественного мнения, в первую очередь путем разработки и использования перспективных технических средств и программного обеспечения. В частности, США планируют использовать технологии беспилотных летательных аппаратов в гуманитарных операциях по спасению жизни людей. Предполагается, что использование данных средств позволит отслеживать «насильственные действия» официальных властей и сообщать о них мировому сообществу при помощи фотоснимков, которые БПЛА способны передавать. Впоследствии такие снимки могут использоваться для доказательства геноцида в международном суде. В Пентагоне не сомневаются, что после событий в Египте этот метод раннего предупреждения о возможном «массовом насилии» будет одобрен общественностью и широко войдет в практику.

В настоящее время американская армия располагает всем необходимым для предоставления услуг Интернета и других современных видов связи участникам любых социальных протестов и восстаний.  Пентагоном усиленно осуществляется поиск и внедрение в практику технических решений, связанных с возможным «включением Интернета» в какой-либо стране против воли ее руководителей, а также блокированием усилий официальных властей по созданию информационного вакуума.

Так, по мнению преподавателя высшей школы ВМС США профессора Дж.Аркиллы, для того, чтобы, например, форсировать события по свержению власти, не допустить зарождения тлеющего конфликта и т.д., можно использовать специальные самолеты вроде американского Commando Solo, который применяется для психологических операций и может вещать в  AM и FM диапазонах радио и UHF и VHF – телевидения. Подобный модифицированный самолет, пролетая в нужном районе, мог бы включать Wi-Fi-сети и предоставлять доступ в Интернет. Также, например беспилотный стелс-самолет типа RQ-170, мог бы организовать в определенном районе 3G-сеть, связанную с Интернетом через военный спутник.

В данном случае открытым остается вопрос, как расценит такое вмешательство правительство «мятежного» государства, однако, как показывает история, в большинстве случаев без значительных затрат сил и средств противопоставить что-либо могущественному противнику или коалиции трудно. К тому же восстановление возможностей связаться с родными и близкими население «проблемной» страны скорее воспримет как  гуманитарную акцию, а не акт агрессии.

В свою очередь запущенный компанией «Google» (по неофициальным данным ее деятельность осуществляется пол патронажем американских спецслужб) и широко использовавшийся в ходе антиправительственных выступлений в Северной Африке специальный сервис «Speak To Tweet» еще раз подтверждает выше озвученный тезис о высокой значимости в современных условиях технических средств и программного обеспечения, используемых в киберпространстве.

4. Одними из главных предпосылок достижения целей народных революций (на примере Туниса и Египта) явилась нейтральная позиция вооруженных сил, а в отдельных случаях и неучастие армейских подразделений в разгоне митингующих. В частности, египетские военные не поддержали ни политический режим, ни демонстрантов. По мнению военных аналитиков, в Египте армия – это не просто орудие в руках политического руководства страны, а вполне самостоятельный институт с собственными политическими, экономическими и социальными интересами. Применение армии как средства для разгона протестующих привело бы к гражданской войне в регионе.

Вместе с тем, в ходе массовых беспорядков в Ливии зафиксированы случаи как использования армейских подразделений против митингующих, так и переход отдельных высокопоставленных военных чиновников на сторону оппозиционных сил. Ливийская армия, не имевшая в отличие от войск охраны Джамахирии авторитета в обществе, раскололась и примкнула к враждующим группировкам, что, при развитии событий по негативному сценарию и, учитывая нахождение под контролем восставших значительных запасов нефти, может привести к продолжительной гражданской войне.

5. События в Северной Африке и на Ближнем Востоке еще раз подтверждают тезис о том, что формирование требуемого международного общественного мнения об «отсутствии демократии и установлении диктаторских режимов» в проблемных странах является необходимым этапом, предшествующем силовому варианту разрешения кризисных ситуаций. Значимое место в данном сценарии занимают сообщения авторитетных мировых СМИ и отдельные заявления видных политических деятелей, зачастую являющиеся откровенной ложью и дезинформацией.

К примеру, 22 февраля спутниковый телеканал «Al-Jazeera» передавал, что ливийская боевая авиация нанесла удар по демонстрантам в Триполи, в результате которого погибли около 250 человек. В тот же день телерадиокомпания ВВС передавала, что авиаудары были нанесены и по Бенгази, перешедшему под контроль оппозиционеров. Вместе с тем, по заявлению источников из российского Генерального штаба, который при помощи космических средств круглосуточно следит в режиме реального времени за ситуацией в Ливии, а также осуществляет мониторинг обстановки в Триполи, Бенгази и других регионах страны, ход боевых действий из космоса выглядит не совсем так, как его описывают СМИ. В частности, российские военные не зафиксировали воздушных ударов по мирным жителям Бенгази.

6. С большой долей уверенности можно утверждать, что произошедшие народные революции в странах Северной Африки и Ближнего Востока не могут служить «заразительным примером» для государственных переворотов в странах Восточной Европы и, прежде всего, в Республике Беларусь. Условия, при которых оказались возможными социальные взрывы в Тунисе, Египте, Йемене, Ливии и Сирии, в большинстве своем на белорусские условия не похожи. Основными причинами вспыхнувших массовых беспорядков многие эксперты называют неудовлетворительное состояние экономики и отсутствие политических свобод в рассматриваемых странах. Изначальными требованиями протестующих были отмена чрезвычайного положения, борьба с безработицей, увеличение минимальной заработной платы, улучшение жилищного вопроса, торможение роста цен на продовольствие, создание условий для свободы слова и повышение уровня жизни. Призывы свергнуть авторитарных лидеров и «установить демократию» появились позже. Также стоит учитывать различия в культуре и менталитете населения арабских стран и белорусов.

Современная Беларусь по ряду объективных причин не может рассматриваться в качестве страны, в которой могут в ближайшее время произойти серьезные политические перемены. Это связано, прежде всего, с политической и экономической стабильностью в стране, а также поддержкой действующего Главы государства со стороны населения республики. Перенаселение республике в ближайшие годы не грозит, уровень безработицы даже по европейским стандартам мизерный (1%), заработная плата позволяет существовать и не задумываться о голоде, нет резкого расслоения общества (около 2/3 жителей страны относят себя к группе со средним достатком). Поэтому вероятность повторения подобных революционных сценариев в Республике Беларусь крайне мала.

Антиправительственные выступления в Северной Африке и на Ближнем Востоке («жасминовая революция» в Тунисе, «финиковая» – в Египте, народные волнения и демонстрации в Алжире, Иордании, Йемене, Ливии, Бахрейне, Иране и Сирии) еще раз показали миру, что глобальная сеть Интернет остается одной из главных арен информационной войны, активно используется противоборствующими сторонами в интересах распространения выгодной информации и формирования требуемого общественного мнения, является одним из главных средств мобилизации протестующих. Формы и методы противоборства в сети Интернет постоянно совершенствуются, повышая значимость использования блогов, социальных сетей и видеохостингов.

По мнению российских и западных экспертов, главными причинами социальных взрывов в арабских странах явились: высокий уровень безработицы, низкая заработная плата, резкое расслоение общества на богатых и бедных, всеобъемлющая коррупция и повсеместное нарушение прав человека.

Катализатором начала беспорядков в регионе стал государственный переворот в Тунисе, в результате которого президент Зин эль-Абидина Бен Али отказался от власти. Но наиболее показательным в отношении применения новых форм и способов информационной войны стал конфликт народных масс и действующей власти в Египте.

Отличительной особенностью массовых антиправительственных выступлений в Египте явилось то, что на улицы вышел местный средний класс – сравнительно обеспеченные и образованные молодые люди, имеющие доступ к Интернету. Глобальная сеть стала средством мобилизации демонстрантов и организации протестных волнений. Тем самым проявилась тенденция возникновения своего рода оппозиционной солидарности у молодого поколения пользователей социальных сетей по всему миру.

Одним из информационных поводов для мобилизации молодых и амбициозных египтян против действующей власти в лице «бессменного» президента Египта Х.Мубарака стало то, что североафриканская страна, попав в последнее время в крепкие объятия «американского стратегического партнерства», почти полностью утратила самостоятельность во внешней политике. По оценкам экспертов, на улицы Каира и других крупных египетских городов вышла не толпа под руководством каких-то вожаков, а индивидуальности, не без оснований «считающие свою страну лидером арабского и исламского мира» и сумевшие «самостоятельно организоваться и потребовать не денег, полномочий или привилегий от власти, а свободы, права выбора и достоинства».

Основными средствами распространения информации, используемыми в ходе внутренних конфликтов в Тунисе и, прежде всего, в Египте, стали социальная сеть «Facebook», специальный сервис «Speak To Tweet», позволяющий опубликовывать текст в микроблоге на сервисе «Twitter», не имея доступа к сети Интернет, а также видео-сервис «YouTube». В условиях блокирования официальными властями сайтов информационных агентств широко использовались их сетевые «зеркала».

Отдельные египетские активисты организовали в «Facebook» несколько групп единомышленников, приглашающих всех желающих принять участие в митинге протеста, прошедшего 25 января 2011 г. Приглашения рассылались также через «Twitter» и на мобильные телефоны при помощи SMS-сообщений. В результате к назначенной дате на одной из страниц в «Facebook» около ста тысяч человек подтвердили, что примут участие в антиправительственных митингах. Для этого демонстрантам необходимо было иметь всего лишь аккаунт в социальной сети и доступ к Интернету.

Несмотря на ограничение египетским правительством доступа в Интернет, мобилизационные возможности протестующих заметно увеличились, когда 31 января с.г. компанией «Google» был запущен специальный сервис «Speak To Tweet», позволяющий опубликовывать текст в микроблоге на сервисе «Twitter» и организовать твиттер-поток. Для этого достаточно было набрать с помощью телефона определенный номер и оставить голосовое сообщение. Оставлять сообщения египтяне могли, позвонив на телефоны +16504194196, +390662207294 или +97316199855, находящиеся в США, Италии и Бахрейне. Пользователи могли прослушивать эти сообщения, набрав те же самые номера или зайдя на страницу twitter.com/speak2tweet. Данный сервис был разработан специально в связи с событиями в Египте небольшой командой специалистов из компаний «Twitter», «Google» и «SayNow» (недавно купленной «Google»). Он позволял опубликовывать надиктованные сообщения в микроблогах под хэштегом #egypt, которые потом были доступны для широкой общественности даже в условиях отключения Интернета для основной массы населения. Египтянам не требовалось Интернет-подключение, достаточно было иметь телефонную связь, которая свяжет с операторами (подконтрольными понятно кому). Они и направляли миллионные толпы египтян в нужном направлении.

Посредством видео-сервиса «YouTube» велась прямая трансляция передач Катарского телеканала «Аль-Джазира», деятельность которого с 30 января 2011 г. в Египте официально была запрещена. С начала беспорядков в Египте «Аль-Джазира» стала одним из основных источников информации о происходящем в стране. Телеканал вел прямой эфир с улиц египетских городов и передавал комментарии противников президента Х.Мубарака. Также Катарское СМИ распространило заявление, в котором обвинило египетские власти в цензуре и подавлении свободы информации.

На фоне продолжавшихся массовых демонстраций с требованием отставки президента Х.Мубарака были применены и хакерские атаки на различные государственные сайты Египта. Так 2 февраля с.г. не открывались сайты министерства информации и правящей Национально-демократической партии Египта. Ответственность за атаки взяла на себя группа хакеров, именующая себя «аnonymous». Эта же группа в ноябре и декабре 2010 года предприняла атаки на сайты платежных систем «MasterCard» и «Visa» после того, как они перестали обслуживать Интернет-портал «WikiLeaks». Представитель «аnonymous» сообщил в микроблоге «Twitter», что в атаках на египетские сайты использовалась программа «Low Orbit Ion Cannon», которая применялась и в прошлогодних атаках на Интернет-страницы платежных систем.

В ходе выступлений протестующих широко распространялась брошюра на арабском языке «Как достичь цели», в которой содержались практические инструкции по дестабилизации общественно-политической обстановки в Египте. В брошюре излагалась тактика действий антиправительственных сил при подготовке и в ходе выступлений против государственной власти, а также методика организации беспорядков с применением современных информационных технологий. Распространять данные материалы рекомендовалось только по электронной почте либо в печатном виде.

Тунисские демонстранты широко использовали плакаты с надписями по-французски «404 RAISONS POUR MANIFESTER» («404 причины, чтобы принимать участие в демонстрации»), «BEN ALI DEGAGE» («Бен Али, убирайся»), «OU SONT LES TRABELSIs?» («Где люди Трабелси») и другие.

В данном контексте стоит напомнить, что в начале декабря 2010 года на сайте Wikileaks была выложена депеша, в которой тогдашний посол США в Тунисе Роберт Ф.Годец заявил о коррумпированности правительства Бен Али. В своей депеше посол утверждал, что семья президента стала некой «мафиозной структурой», где его жена Лейла Бен Али (до замужества – Трабелси) посадила в руководящие кресла многих своих родственников. Сами тунисцы рассказывают, что, не отдав «мафии Трабелси» часть своего бизнеса, невозможно было открыть никакое дело, и у начинающих предпринимателей «люди Трабелси» требовали до 50% бизнеса.

При проведении демонстраций особо популярными у митингующих были лозунги, направленные против президента Египта Х.Мубарака: «Уходи!», «Да падет режим коррупции и угнетения!», «Живет Египет!», «Кто верит, тот победит» и другие. Кроме того, широко использовались ливанские, египетские и тунисские флаги. Также, протестующими была организована работа собственной радиостанции, которая вела круглосуточное вещание.

На примере событий в Ливии в условиях тотального контроля за распространением информации в социальных сетях и блокирования выхода в Интернет заслуживает внимание креативное решение представителей ливийской оппозиции для увеличения возможностей по мобилизации протестующих, выразившееся в использовании для этих целей мусульманских сайтов-знакомств.

К примеру, лидер ливийской оппозиции Омар Шибли Махмуди использовал мусульманский сайт знакомств «Мавада» для сплочения людей, оставаясь при этом вне зоны внимания ливийской тайной полиции, которая отслеживала сообщения в социальных сетях Twitter и Facebook. Махмуди действовал так, как будто он разыскивает жену, его профайл назывался «Где Мириам?». С этого же сайта он рассылал закодированные любовные письма для сплочения людей и организации революции. Поскольку на подобном сайте мужчины не могут разговаривать с другими мужчинами, революционеры выдавали себя за женщин, чтобы вступить в контакт с Махмуди, беря себя такие имена, как «Сладкая бабочка», «Открыватель горы», «Девушка из пустыни» и «Мелодия пыток». Закодированные разговоры использовались для оценки уровня поддержки и для переадресации пользователей на сайт социальной сети Yahoo Messenger для более детального разговора. Кроме того, революционеры пользовались службой обмена сообщениями и текстовыми сообщениями для организации своих дальнейших действия, избегая при этом контроля со стороны властей. По словам Махмуди, ему удалось привлечь 171.323 «поклонника» под несколькими профайлами до того, власти Ливии полностью перекрыли гражданам доступ в Интернет.

Религиозная составляющая в ходе распространения требуемой информации стала одним из факторов, способствующих «неугасанию» протестной активности митингующих египтян в условиях ограничительных мер официальной власти страны. Идейными вдохновителями народных волнений стали имамы, а каналами массовой коммуникации явились мечети. Кроме того, «общий враг» и главный виновник «бедствования народных масс» в лице президента Египта объединил под «одни знамена» представителей христианства и ислама, что до сих пор считалось маловероятным.

По традиции пятница для мусульман является особым днем (выходным), когда они собираются на общую молитву в мечетях, после которой слушают проповедь имама. 28 января египетское правительство настоятельно рекомендовало имамам не «баламутить» народ и попросить всех разойтись из мечетей по домам. Трудно сказать, к чему именно призвали людей имамы, однако те расходиться и не
подумали – улицы Каира и других египетских городов заполнились молящимися, молниеносно переквалифицировавшихся в демонстрантов.

Несмотря на отключение властью Интернета и мобильной связи в зонах народного волнения, роль социальных сетей с успехом исполнили мечети – последние новости о перемещениях полиции и демонстрантов люди узнавали именно там.

Также стоит отметить, что местные христиане-копты пообещали защищать своих сограждан-мусульман от полиции, пока те будут молиться. Это стало настоящей сенсацией, учитывая то обстоятельство, что отношения между этими двумя общинами всегда были весьма прохладными.

Как правило, действенными способами воздействия является выброс дезинформации или представление информации в выгодном ключе, что позволяет изменять оценку происходящего населением «проблемного» государства (противника), развивать у них пораженческое настроение, и, в перспективе, обеспечить лояльность противоборствующей стороне. Поэтому в информационном влиянии на митингующих власти рассматриваемых стран использовали в основном уже проверенные в ходе прежних вооруженных и социальных конфликтов приемы.

Дезинформирование заключалось в намеренном предоставлении ложной или противоречивой информации, а также попытках представить международной общественности факты «социальной справедливости и благополучия» в своих государствах.

К примеру, 29 января Х.Мубарак впервые с начала массовых выступлений показался на телеэкранах с обращением к народу. Суть его речи была следующей: завтра меняем правительство, создаем рабочие места, проводим демократизацию. Давайте снова жить в согласии. Все комментаторы отмечают, что Х.Мубарак всегда считал себя непревзойденным мастером интриги, хитрым, мудрым и дальновидным политиком. Поняв, что реформами никого обмануть не удалось, власти объявили, что с 16:00 по местному времени в стране снова будет действовать комендантский час.

Попытки главы йеменского государства А.Салеха предупредить революционный порыв граждан страны в виде обещания уйти со своего поста по окончании президентского срока и не передавать кресло главы государства по наследству собственному сыну также не увенчались успехом. А.Салех дважды обещал отказаться от власти, но в итоге каждый раз передумывал.

Официальные власти рассматриваемых стран осуществляли жесткое управление потоками информации, поступающей из районов массовых манифестаций (дозирование информации), ограничение деятельности по освещению событий в странах представителей иностранных СМИ.

Так, в Каире и в других египетских городах были отмечены многочисленные случаи нападений на журналистов и арестов представителей зарубежных масс-медиа. Местные жители – как правило, сторонники режима Х.Мубарака – нападали на иностранных журналистов, избивали их, отбирали аппаратуру. Зачастую они кричали при этом, что поймали шпиона. В ряде случаев пойманных журналистов передавали военным или полицейским.

По сообщениям СМИ, ливийские власти закрыли въезд в страну для иностранных журналистов, а те, кто ведет антиправительственную пропаганду, подвергаются репрессиям. Опыт стихийной мобилизации протестующих в Тунисе и Египте был учтен тайной полицией Ливии, которая постоянно отслеживала сообщения в социальных сетях. Кроме того, были зафиксированы случаи ареста тех ливийцев, которые давали по телефону интервью СМИ. Human Rights Watch, которая базируется в Нью-Йорке, констатировала, что «получать информацию о развитии событий» в Ливии «становится чрезвычайно сложно».

Правительством Сирии местным СМИ была спущена директива – почти ничего не говорить о демонстрации протеста сотен сирийских женщин в Дамаске против недавнего повышения цен. Как отмечают Интернет-сайты оппозиции, правящий режим расширил контроль над прессой, отключил телефонные линии и с помощью силы подавил три массовые демонстрации.

Следующим приемом информационного воздействия стало переключение внимания общественности от сути проблемы посредством распространения второстепенной информации.

Премьер-министр Египта А.Шафик в связи с трагическими событиями в Каире (гибели нескольких сотен человек) созвал пресс-конференцию, на которой принес официальные извинения египетскому народу. «Все, кто виновен в подрыве безопасности, ответит вне зависимости от занимаемых ими постов, обещаю тщательно расследовать отсутствие безопасности на улицах и вернуть порядок», — заявил он. По мнению египетских наблюдателей, за провокациями, насилием и жестокими нападениями стоит бывший глава МВД Хабиб аль-Адли, который отдал приказ всем силовым структурам покинуть улицы городов, а затем велел выпустить из тюрем заключенных, в том числе уголовников и отбывающих заключение за терроризм. Позже официальные СМИ распространили информацию, что бывший министр внутренних дел и трое его помощников помещены под домашний арест, в их отношении ведется следствие.

Наиболее действенным и самым распространенным направлением деятельности властей было блокирование сайтов информагентств, а в последующем – полное отключение стран от Интернета, блокирование телевизионного и радиовещания.

28 января в Египте почти одновременно перестали работать все Интернет-провайдеры. Недоступными для пользователей стали сайты правительства и президента страны, социальная сеть «Facebook» и сервис «Twitter». Передача SMS-сообщений оказалась также блокирована.

Как сообщили в американской мониторинговой компании Renesys, полное отключение от Интернета крупного государства является беспрецедентным случаем. В странах с Интернет-цензурой практикуется только «фильтрация» содержимого сети, либо отключение отдельных он-лайн-сервисов. Самое масштабное отключение доступа к Интернету до этого происходило только на уровне городов.

30 января египетские власти осуществили блокирование Катарского телеканала «Аль-Джазира», который наиболее полно и подробно освещал революционные события и служил основным источником новостей из Египта для многих мировых СМИ.

В свою очередь властями Ирана был также заблокирован доступ в Интернет, отключена сотовая связь, а также осуществлялась постановка помех приему спутникового телевещания. Так, 11 февраля компания «Би-Би-Си» заявила, что сигнал ее спутника, с которого ведется вещание на Иран, блокируется.

Таким образом, использование сети Интернет в интересах ведения информационных войн может свести на нет возможности государства по контролю за внутренними социально-политическими процессами, а также информационными потоки внутри стран и между ними. В результате вирус «тунисской революции» мгновенно распространился далеко за пределы границ африканского государства и континента. Идеи и политические тенденции, зародившиеся на локальном уровне, вдохновили на активные действия глобальные аудитории других стран.

Выводы:

1. Роль социальных сетей в последних революционных событиях в Северной Африке и на Ближнем Востоке еще раз подтверждают, что методы народной борьбы изменились. «Facebook», «Twitter» и другие Интернет-сервисы становятся мощным мобилизирующим фактором активизации протестной деятельности в государствах с нестабильной политической системой, а также эффективным средством управления процессами, характеризующими массовое внеколлективное поведение («эффект толпы» и др.). Контролировать такую гражданскую активность проблематично, так как для нее, как показывают события в Египте, даже не нужны лидеры, поэтому официальные власти не могут адекватно противодействовать такому явлению.

Социальные сети становятся также эффективным средством привлечения внимания официальных властей к разрешению отдельных социальных проблем, возникающих в том или ином государстве. Это наглядно было продемонстрировано в России в 2010 году в ходе событий, связанных с молодежными выступлениями на Манежной площади в Москве, защитой Химкинского леса, а также перекрытием железной дороги в Междуреченске (Кемеровская область) после катастрофы на шахте «Распадская».

Отдельные попытки мобилизации оппозиционных сил на протестную деятельность посредством Интернета были зафиксированы и накануне официального оглашения итогов президентских выборов в Республике Беларусь 19 декабря 2010 года, однако действенных результатов они не принесли.

Глобальная сеть и по сей день помогает жителям Туниса налаживать жизнь страны и проявлять революционную солидарность с митингующими других стран арабского мира. Тунисцы организовывают встречи в социальной сети «Facebook», где договариваются об уборке улиц, собирают помощь для бедных регионов, стараются всеми возможными способами поддержать страны, решившие перенять их опыт «цифровой революции»: выкладывают в «Twitter» и «Facebook» информацию о протестах в Египте и других странах, предлагают высылать фото и видео на электронную почту, чтобы информация могла попасть в Интернет, так как в большинстве охваченных народными волнениями государствах, опасаясь примера Туниса, власти блокируют доступ в социальные сети и Интернет.

2. Запрет на освещение происходящих событий на примере ограничения деятельности зарубежных СМИ в Египте и Ливии или политика «информационного вакуума» не всегда является целесообразной в рамках формирования требуемого международного общественного мнения, что наглядно было подтверждено в ходе грузино-югоосетинского конфликта 2008 года, итоги которого представили Российскую Федерацию как проигравшую Западу первый этап информационной войны. Большинство стран Запада рассматривали Россию как применившую силу, несоизмеримую ситуации, и чуть ли не выставляли как агрессора.

3. Стремление отдельных развитых государств поддержать «демократические» процессы в странах третьего мира заставляет первых искать новые пути и способы формирования требуемого общественного мнения, в первую очередь путем разработки и использования перспективных технических средств и программного обеспечения. В частности, США планируют использовать технологии беспилотных летательных аппаратов в гуманитарных операциях по спасению жизни людей. Предполагается, что использование данных средств позволит отслеживать «насильственные действия» официальных властей и сообщать о них мировому сообществу при помощи фотоснимков, которые БПЛА способны передавать. Впоследствии такие снимки могут использоваться для доказательства геноцида в международном суде. В Пентагоне не сомневаются, что после событий в Египте этот метод раннего предупреждения о возможном «массовом насилии» будет одобрен общественностью и широко войдет в практику.

В настоящее время американская армия располагает всем необходимым для предоставления услуг Интернета и других современных видов связи участникам любых социальных протестов и восстаний.  Пентагоном усиленно осуществляется поиск и внедрение в практику технических решений, связанных с возможным «включением Интернета» в какой-либо стране против воли ее руководителей, а также блокированием усилий официальных властей по созданию информационного вакуума.

Так, по мнению преподавателя высшей школы ВМС США профессора Дж.Аркиллы, для того, чтобы, например, форсировать события по свержению власти, не допустить зарождения тлеющего конфликта и т.д., можно использовать специальные самолеты вроде американского Commando Solo, который применяется для психологических операций и может вещать в  AM и FM диапазонах радио и UHF и VHF – телевидения. Подобный модифицированный самолет, пролетая в нужном районе, мог бы включать Wi-Fi-сети и предоставлять доступ в Интернет. Также, например беспилотный стелс-самолет типа RQ-170, мог бы организовать в определенном районе 3G-сеть, связанную с Интернетом через военный спутник.

В данном случае открытым остается вопрос, как расценит такое вмешательство правительство «мятежного» государства, однако, как показывает история, в большинстве случаев без значительных затрат сил и средств противопоставить что-либо могущественному противнику или коалиции трудно. К тому же восстановление возможностей связаться с родными и близкими население «проблемной» страны скорее воспримет как  гуманитарную акцию, а не акт агрессии.

В свою очередь запущенный компанией «Google» (по неофициальным данным ее деятельность осуществляется пол патронажем американских спецслужб) и широко использовавшийся в ходе антиправительственных выступлений в Северной Африке специальный сервис «Speak To Tweet» еще раз подтверждает выше озвученный тезис о высокой значимости в современных условиях технических средств и программного обеспечения, используемых в киберпространстве.

4. Одними из главных предпосылок достижения целей народных революций (на примере Туниса и Египта) явилась нейтральная позиция вооруженных сил, а в отдельных случаях и неучастие армейских подразделений в разгоне митингующих. В частности, египетские военные не поддержали ни политический режим, ни демонстрантов. По мнению военных аналитиков, в Египте армия – это не просто орудие в руках политического руководства страны, а вполне самостоятельный институт с собственными политическими, экономическими и социальными интересами. Применение армии как средства для разгона протестующих привело бы к гражданской войне в регионе.

Вместе с тем, в ходе массовых беспорядков в Ливии зафиксированы случаи как использования армейских подразделений против митингующих, так и переход отдельных высокопоставленных военных чиновников на сторону оппозиционных сил. Ливийская армия, не имевшая в отличие от войск охраны Джамахирии авторитета в обществе, раскололась и примкнула к враждующим группировкам, что, при развитии событий по негативному сценарию и, учитывая нахождение под контролем восставших значительных запасов нефти, может привести к продолжительной гражданской войне.

5. События в Северной Африке и на Ближнем Востоке еще раз подтверждают тезис о том, что формирование требуемого международного общественного мнения об «отсутствии демократии и установлении диктаторских режимов» в проблемных странах является необходимым этапом, предшествующем силовому варианту разрешения кризисных ситуаций. Значимое место в данном сценарии занимают сообщения авторитетных мировых СМИ и отдельные заявления видных политических деятелей, зачастую являющиеся откровенной ложью и дезинформацией.

К примеру, 22 февраля спутниковый телеканал «Al-Jazeera» передавал, что ливийская боевая авиация нанесла удар по демонстрантам в Триполи, в результате которого погибли около 250 человек. В тот же день телерадиокомпания ВВС передавала, что авиаудары были нанесены и по Бенгази, перешедшему под контроль оппозиционеров. Вместе с тем, по заявлению источников из российского Генерального штаба, который при помощи космических средств круглосуточно следит в режиме реального времени за ситуацией в Ливии, а также осуществляет мониторинг обстановки в Триполи, Бенгази и других регионах страны, ход боевых действий из космоса выглядит не совсем так, как его описывают СМИ. В частности, российские военные не зафиксировали воздушных ударов по мирным жителям Бенгази.

6. С большой долей уверенности можно утверждать, что произошедшие народные революции в странах Северной Африки и Ближнего Востока не могут служить «заразительным примером» для государственных переворотов в странах Восточной Европы и, прежде всего, в Республике Беларусь. Условия, при которых оказались возможными социальные взрывы в Тунисе, Египте, Йемене, Ливии и Сирии, в большинстве своем на белорусские условия не похожи. Основными причинами вспыхнувших массовых беспорядков многие эксперты называют неудовлетворительное состояние экономики и отсутствие политических свобод в рассматриваемых странах. Изначальными требованиями протестующих были отмена чрезвычайного положения, борьба с безработицей, увеличение минимальной заработной платы, улучшение жилищного вопроса, торможение роста цен на продовольствие, создание условий для свободы слова и повышение уровня жизни. Призывы свергнуть авторитарных лидеров и «установить демократию» появились позже. Также стоит учитывать различия в культуре и менталитете населения арабских стран и белорусов.

Современная Беларусь по ряду объективных причин не может рассматриваться в качестве страны, в которой могут в ближайшее время произойти серьезные политические перемены. Это связано, прежде всего, с политической и экономической стабильностью в стране, а также поддержкой действующего Главы государства со стороны населения республики. Перенаселение республике в ближайшие годы не грозит, уровень безработицы даже по европейским стандартам мизерный (1%), заработная плата позволяет существовать и не задумываться о голоде, нет резкого расслоения общества (около 2/3 жителей страны относят себя к группе со средним достатком). Поэтому вероятность повторения подобных революционных сценариев в Республике Беларусь крайне мала.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.