Егор Лебедок: один правовой нюанс к событиям в Керченском проливе

Аналитика Геополитика и безопасность Мнение Оружие

На заседании Совета Безопасности Украины министр иностранных дел П. Климкнин, который готовил по поручению П. Порошенко юридическую квалификацию событий, сообщил, что «согласно договору между Российской Федерацией и Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива военные корабли Украины пользуются полной свободой судоходства в Керченском проливе и Азовском море».

Действительно, об этом сказано в ст. 2 указанного договора. Но, рассматривая правовой акт, всегда следует не только читать его полностью, но и понимать место в общей системе права (будь-то государственного или международного). В данном случае проигнорирована преамбула упомянутого договора (что есть большая проблема постсоветских юристов, на мой взгляд, поскольку преамбула редко используется во внутригосударственном праве, и это пренебрежение переносится на международное).

Но преамбула это не просто введение, а неотъемлемая часть правового акта, отражающая предпосылки и иные нюансы его формирования (в актах ООН она занимает значительную часть). Серьезное изменение отраженных в преамбуле условий, положения дел и др. в принципе позволяет этот акт игнорировать. Проще говоря, раз изменились условия, сформировавшие договор, то и договоренности могут быть уже не существенны. 

В самом начале преамбулы договора между Украиной и Россией о проливе сказано: «Российская Федерация и Украина…, руководствуясь отношениями дружбы и сотрудничества между народами России и Украины, исторически сложившимися братскими узами между ними;». 21 сентября 2018 г. Украина направила России ноту о расторжении договора о дружбе, т.е. условия, изложенные в преамбуле договора о проливе существенно изменены и нормы договора в этом смысле уже сомнительны. 

Мораль такова: готовя заявления о правовых актах, нужно не просто выискивать удобное для себя и на этом останавливаться, а читать правовой акт полностью и анализировать его роль и место в общей системе права. Да, есть помимо указанного договора международное морское право (что Украина вполне может использовать), но для Украины (да и нам) крайне важно очень скрупулезно подходить к международным договорам с Россией, которая интерпретирует международное право сугубо в свою пользу, да еще и весьма фривольно (стоит вспомнить интерпретацию Будапештского меморандума В. Путиным). Конечно, можно остановиться только на удобном пункте, но для этого нужно иметь серьезные ресурсы для его «продавливания» на международной арене, или игнорирования (как в случае России). Хватит ли таких ресурсов у Украины – вопрос (даже с учетом ЕС).

Увы, часто слышно из уст политиканов и обывателей, что нужно выйти из такого-то договора, но мало кто из них понимает все последствия за текстом договора. И пример с договором о Керченском проливе в этом смысле иллюстративен. 

Хорошие юристы сейчас в информационных войнах и войнах низкой интенсивности важны не намного меньше, чем дипломаты. Хотя, если ресурсов у государства много, то можно и наплевать на это (Россия тому хороший пример).

https://www.facebook.com/lebiadok/posts/1280195938788009

1 thought on “Егор Лебедок: один правовой нюанс к событиям в Керченском проливе

  1. Проливы колхозные.Россия совершила акт пиртсва и все тут.Путинские политруки в недоумении, либо молчат, либо мямлят что то невнятное.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.