Без армии в голове

Аналитика Геополитика и безопасность Образование

Что препятствует успешному развитию военной науки в России? Над этим вопросом размышлял Алексей Капустин, автор сайта «Русская планета».

Важнейшим драйвером развития Вооружённых сил любого государства мира является военная наука. От её качества во многом зависит облик ВС и уровень подготовки военнослужащих, в особенности высшего командного состава. Россия с учётом огромного опыта ведения боевых действий и высокой штабной культуры, безусловно, является одним из флагманов военной науки. Однако у РФ немало конкурентов на этом поприще и в некоторых сферах наша страна, к сожалению, им уступает.

Гражданский контроль

Военная наука — это область знаний, которая включает теорию военного искусства (подготовка и ведение боевых действий), управление и теорию военного строительства (мобилизация, повседневная деятельность ВС, военная история), теорию военного обучения и воспитания (оперативная и боевая подготовка), теорию военной экономики и тыла (снабжение и обеспечение войск).

Любое решение, как известно, должно носить осмысленный характер, а любой труд может быть производительным, только если он хорошо организован. Военная наука позволяет военно-политическому руководству государства определиться с приоритетами развития армии в зависимости от характера вызовов и угроз безопасности, от наличия экономических и демографических ресурсов, а также от политической обстановки внутри страны и за её пределами.

Кто должен заниматься военной наукой? Очевидно, что ключевыми институтами являются Генеральный штаб и государственные учреждения высшего образования, которые готовят военные кадры. Долгое время государство удерживало монополию на военную науку, однако последние десятилетия ситуация поменялась, и военная наука перестала быть вотчиной государства.

Исследователи, как правило, выделяют две причины. Первая — угрозы безопасности и национальным интересам стали носить комплексный или, как принято сейчас выражаться, «гибридный» характер. При всей интеллектуальной мощи Генштаба и других подконтрольных Минобороны структур стоящие проблемы перед Вооружёнными силами настолько сложны, что решать их необходимо во взаимодействии с независимым экспертным сообществом.

Суть второй причины потери монополии государства на военную науку заключается в бурном развитии гражданского общества и установлении гражданского контроля над армией. В странах развитой демократии — это реальность, а не красивая фигура речи. Например, Конгресс и Пентагон обязаны отчитываться перед обществом о выделении средств на оборону. Весь мир знает, сколько получает денег каждый вид ВС США. Также американские военные нередко публикуют документы, где содержится информация о расходах на какие-либо проекты.

В целом на Западе информационная политика государства и военных носит более открытый характер. Общество получает достаточно данных для того, чтобы адекватно оценивать эффективность вложенных в армию средств или иметь возможность спросить у должностных лиц за те или иные траты. Поэтому деятельность Пентагона часто подвергается критике, причём аргументированной и последовательной.

Конечно, генералитету США может не нравиться подобная открытость. Однако в Соединённых Штатах гражданский контроль является неизменным атрибутом государственности. К тому же официальные военные институции часто грешат нежеланием взглянуть на свою деятельность со стороны. Условно говоря, гражданский контроль не позволяется военным западных государств дурить голову обществу и оправдывать собственную некомпетентность. Кроме того, альтернативная точка зрения никогда не бывает лишней, так как позволяет сформировать максимально объективную оценку.

В Соединённых Штатах существует масса специализированных средств массовой информации, а также всевозможных коммерческих и некоммерческих организаций, которые занимаются анализом оборонной политики страны. Часть этих институтов входят в сегмент так называемого военного консалтинга. Это, по сути, те же ЧВК, только персонал этих компаний нередко состоит из офицеров  в отставке, которые на службе занимались стратегическим планированием.

Стоит отметить, что далеко не все западные СМИ и консалтинговые организации работают добросовестно. В отчётах аналитических центров и в материалах авторитетных изданий можно встретить весьма странные точки зрения. Например, чаще всего заокеанские аналитики преувеличивают военные возможности РФ и Китая. Объяснение этому напрашивается само собой — чем выше уровень конфронтации с вероятными противниками, тем больше средств будут получать Пентагон и аффилированные с ним институты.

Всё западное — «плохо»

Американскую модель военной науки и военной аналитики нельзя  назвать идеальной. Однако это наиболее оптимальная институционализированная форма существования альтернативной точки зрения на Вооружённые силы. Её главная ценность — в наличии дискуссии (как закрытой, так и публичной), которая позволяет военно-политическому руководству в большинстве случаев принимать адекватные решения, страхует верхи от глупости, вредительства и самодурства.

В России подобная форма существования военной науки и аналитики находится лишь в зачаточном состоянии. В нашей стране полностью отсутствует военный консалтинг, а количество изданий, которые пытаются непредвзято оценивать оборонную политику государства, можно пересчитать по пальцам: «Военно-промышленный курьер», «Независимое военное обозрение», «Военное обозрение», Mil.Press и другие. Судя по состоянию сайтов этой горстки СМИ, все они испытывают финансовые трудности.

Средства массовой информации в принципе не являются бизнесом, и более 90% из них даже не самоокупаемые. Естественно, что у коммерческого инвестора отсутствует мотивация содержать независимые издания. Какую пользу они могут ему принести? По большому счёту — никакую, а вот стране и обществу — очень даже ощутимую.

По этой причине подавляющее число СМИ в России, занимающихся военной тематикой, подконтрольны государству, либо напрямую Минобороны (как например, телеканал «Звезда»). Очевидно, что данные медиа не станут публиковать материалы с разбором допущенных ошибок и указывать на просчёты в военном строительстве.

Нишу критиков в России занимают не здравомыслящие любящую Родину эксперты, а представители «либерального лагеря», которые в своих публикациях не находят ни одного доброго слова для Владимира Путина и Сергея Шойгу (а они их заслужили!). Для них политика официальных властей РФ всегда будет агрессивной и в корне ошибочной. По мнению таких горе-аналитиков, Москве необходимо отказаться от геополитических амбиций и радикально сократить расходы на ВС. То есть вернуть нашу армию к состоянию начала 1990-х годов.

На текущий момент можно сделать неутешительный вывод — независимое экспертное сообщество в России (как полноценный институт, включенный в процесс принятия решений) отсутствует. Львиная доля исследований и материалов об армии носит откровенно хвалебный характер, без намёка на анализ сильных и слабых сторон. На этом информационном фоне всё западное автоматически перешло в разряд «негодного» и «отсталого», хотя наша страна всегда активно заимствовала зарубежные технологии и новации в военной науке. И ничего дурного в использовании передового западного опыта нет!

Однако сложившаяся на сегодняшний день ситуация объективно тормозит развитие военной науки, если не отбрасывает её назад. Виной тому являются низкий уровень развития гражданского общества в РФ, искусственная блокада принятия закона ЧВК, отсутствие у государственных мужей понимания важности дискуссий, в том числе на публичном уровне.

Изменить подобное положение дел практически невозможно. Тем не менее, в текущей ситуации вполне реально дать отмашку на сокращение накала пропагандистской антизападной риторики в СМИ и поручить исполнительным органам власти сформировать более открытую информационную политику.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.