К Евфрату. Чего ждать от Турции после выхода США из Сирии

Аналитика Геополитика и безопасность

Турция уже провела на территории Сирии две успешные военные операции — «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь». В ходе первой боевики «Исламского государства» (ИГ, террористическая организация, запрещенная в РФ) были выбиты из города Эль-Баб к северо-востоку от Алеппо. В ходе второй курдские «Силы народной самообороны» (YPG) потеряли город Африн и его окрестности. На очереди — третья операция.

Опасный прецедент

О том, что турецкие вооруженные силы намерены в очередной раз пересечь сирийскую границу в раойне Манбиджа, лидер страны Тайип Эрдоган и его министры начали заявлять вскоре после установления контроля над Африном — в марте 2018-го.

В глазах Анкары взятие Манбиджа — абсолютная необходимость, продиктованная интересами государственной безопасности турецкого государства. Сирийско-турецкая граница от реки Евфрат на западе до трехграничного стыка с Ираком на востоке контролируется силами группировки «Силы демократической Сирии» (СДС). Крупнейшая сила в СДС — курдские «Силы народной самообороны» (СНС). В свою очередь СНС — вооруженное крыло курдской партии левого толка «Демократический союз».

Именно эту партию Анкара рассматривает как ответвление действующей на территории Турции Рабочей партии Курдистана (РПК), выступающей за предоставление автономии курдскому населению. РПК признана террористической организацией как в самой Турции, так и в ряде стран НАТО, в том числе в США.

Иными словами, Турцию не устраивает существование де-факто независимого курдского государственного образования на вдоль своих границ. Но на протяжении долгих месяцев Анкаре приходилось мириться с ее существованием — «Силы демократической Сирии» получают прямую поддержку США.

Почти благоприятные условия

По результатам июньских переговоров министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу с госсекретарем США Майклом Помпео в Вашингтоне в СМИ стали появляться сообщения о том, что две страны сумели согласовать вывод курдских вооруженных формирований из Манбиджа. Вывод из этого региона американских военнослужащих Вашингтоном в ту пору уже не обсуждался, хотя президент США Дональд Трамп давно хотел это сделать.

Однако убийство саудовского журналиста-оппозиционера Джамаля Хашкаджи на территории генконсульства Саудовской Аравии в Стамбуле в октябре породило многочисленные обсуждения в экспертной среде о том, что в США захотят пойти на уступку Анкаре, чтобы она не продвигала на международной повестке тему убийства журналиста (Эр-Рияд — один из ключевых союзников и торговых партнеров Вашингтона на Ближнем Востоке).

Неизвестно, стало ли объявленное 19 декабря решение Трампа о выводе американских сил из Сирии результатом такой договоренности с Анкарой. Но незадолго до объявления Трамп провел переговоры с турецким лидером. А еще 16 декабря газета Turkiye процитировала Чавушоглу, заявившего о том, что президент США поделился с Эрдоганом своими планами о предстоящем выходе из Сирии.

Окончательный выход США из страны решит для Турции вопрос возможного столкновения с силами своего союзника по НАТО. Впрочем, местные СМИ периодически сообщают о нахождении в районе Манбиджа вооруженных сил Франции. Reuters, например, оценивает численность французского контингента в Сирии в 1100 человек.

Предварительные консультации

В то время, как «Силы демократической Сирии» упрекают Трампа за «предательство и удар кинжалом в спину», формирования так называемой Сирийской свободной армии (ССА), участвовавшей в захвате Африна в рамках операции «Оливковая ветвь», уже перебрасывают свои силы к Манбиджу.

«Если Турция говорит, что она войдет в Сирию, то так и будет. Мы будем координировать с США вывод их войск. Мы намерены как можно скорее войти на восток Евфрата», — заявил 25 декабря глава турецкого МИД.

При этом начало столь масштабных военных действий до консультаций и учета мнений других крупных игроков в Сирии, в первую очередь таких, как Россия, представляется маловероятным. О том, что Анкара будет координировать свои действия к востоку от Евфрата с Москвой, 24 декабря заявил представитель президента Турции Ибрагим Калын. Для совместной «оценки процесса вывода войск» США Чавушоглу намерен посетить Москву.

Манбидж — главная цель Анкары — был отбит у террористов ИГ в ходе двухмесячной осады силами СДС к концу августа 2016 года. А уже к 2019-му город может оказаться в руках новых хозяев. Оставшиеся один на один с превосходящими в численности, количестве и качестве вооружения турецкими вооруженными силами курды уже просят о помощи у правительства Башара Асада. Командир курдских «Сил народной самообороны» Сепан Хамо заявлял о готовности к совместным действиям против турецких сил еще 16 декабря.

Но вне зависимости от решения Дамаска третья по счету крупная операция турецких вооруженных сил в Сирии лишь отдалит перспективы послевоенного восстановления страны в ее довоенных границах. Позитивные для Дамаска новости заключаются пока лишь в том, что бойцы сирийской оппозиции на юго-востоке страны готовы (в окрестностях базы США в Эт-Танфе) готовы сложить оружие и сдаться.

Александр Мосесов

https://tass.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.