Байден летит в Саудовскую Аравию, а Путин — в Иран

Аналитика Геополитика и безопасность Новости Общество Экономика

Сегодня начинается, возможно, ключевая поездка Джо Байдена за всю его жизнь и совершенно точно решающая для его политической карьеры. Он посетит Израиль и Западный берег реки Иордан, а конечным пунктом его маршрута станет Саудовская Аравия. Там пройдут переговоры не только с Эр-Риядом, но и шестью другими странами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, а также приглашенными лидерами Египта, Ирака и Иордании. Ближневосточное турне может определить судьбу региона на годы и даже десятилетия вперед и, конечно же, повлияет на развитие глобальных процессов. Но обо всем по порядку.

Соединенные Штаты сегодня переживают рекордную инфляцию, вызванную ростом цен на топливо, а простым американцам все сложнее поверить в легенду о «путинском подорожании» — слишком свежа в памяти зеленая политика нынешнего хозяина Овального кабинета. В дополнение к этому избирателей раскололо решение Верховного суда отменить постановление по делу «Роу против Уэйда», которое на протяжении 40 лет гарантировало конституционное право на аборт, передав этот вопрос в компетенцию властей штатов. На этом фоне рейтинг общественной поддержки Байдена рухнул до катастрофических 30 процентов. В общем, страна «конфедерализируется» с пугающей скоростью, и демократы рискуют проиграть не только промежуточные выборы в конгресс, намеченные на ноябрь, но и следующую президентскую кампанию.

Чтобы исправить ситуацию, президент США вынужден ехать в качестве просителя в страну, которую он еще недавно обещал сделать страной-изгоем, — Саудовскую Аравию.

Но от «энергозависимой» реальности не уйдешь, да и чего не сделаешь ради изоляции России.

Яростно порицаемый Байденом наследный принц Саудовской Аравии Мухаммад бин Салман не терял времени зря и подготовился к визиту — в конце июня он посетил Египет и Турцию, ключевые для суннитского мира страны. В публичном поле речь шла об экономическом сотрудничестве, но очевидно, что перед уже переносившейся поездкой американского президента региональные игроки консолидировали позиции.

И вот как гром среди ясного неба накануне столь значимого для Байдена события становится известно, что практически сразу же после его турне Владимир Путин не просто проведет переговоры с Реджепом Тайипом Эрдоганом, но еще и сделает это в Тегеране, в рамках саммита в «астанинском формате».

Конечно, можно объяснить столь высокий уровень для переговоров по Сирии планами Турции провести там очередную спецоперацию — на севере страны против курдских формирований, активно поддерживаемых США. В Ираке аналогичная операция уже идет почти три месяца. Дамаск такой шаг считает нарушением своего суверенитета, хотя реально не контролирует эту территорию — ей управляют финансируемые и поддерживаемые Вашингтоном «Сирийские демократические силы», ядро которых составляют курдские отряды самообороны. Они требуют от Асада широкой автономии. Анкара, в свою очередь, хочет создать 30-километровую зону безопасности на севере Сирии.

Учитывая расклад, понятно, что и Москва, и Вашингтон негативно относятся к этим планам Анкары.

Чтобы изменить позицию США, Эрдоган продемонстрировал определенную долю гибкости в вопросе присоединения к НАТО Швеции и Финляндии, дав в итоге согласие, но вынудив скандинавские демократии поступиться хвалеными гуманистическими ценностями — те фактически одобрили экстрадицию в Турцию курдов, хотя несколькими месяцами ранее называли подобный сценарий немыслимым.

Здесь, конечно, торги далеки от завершения: формально Стокгольм и Хельсинки согласились на условия Анкары, но уже после саммита альянса в Мадриде заявили, что ни о какой экстрадиции речь не шла. Строго говоря, в меморандуме гарантируется, что все запросы на выдачу граждан будут «детально рассматриваться», но это вовсе не означает, что их удовлетворят. Что ж, в таком случае и согласие Анкары на принятие новых членов НАТО вовсе не означает, что они действительно станут членами блока, — решение еще нужно ратифицировать в парламенте.

Теперь же Эрдогану предстоит согласовать свои сирийские планы с Кремлем. Вопрос в том, что он готов предложить за борьбу с союзниками США на территории союзника России.

Контакты двух стран в последние годы развиваются весьма активно, несмотря на принадлежность Турции к НАТО. Наплевав на блоковую солидарность, она проводит весьма независимую политику и отказывается присоединяться к антироссийским санкциям. Однако и поставки беспилотников Киеву не прекращает.

Отношения Москвы и Анкары требуют ювелирной дипломатии: слишком велик конфронтационный потенциал из-за тесного соседства и амбиций обеих держав. Продолжение интеграции на Запад грозит вовлечением Турции в противостояние России, а идеи Эрдогана о создании Великого Турана, включающего в себя все тюркские народы, напрямую ставят под угрозу российский суверенитет. Но этот проект пока далек от той стадии, где есть вероятность прямого противостояния, да и подобный сценарий привел бы к крайне неприятным последствиям для обеих сторон.

Вместе с тем у России и Турции слишком велико пространство для сотрудничества: даже если не принимать во внимание экономические аспекты, обеим странам жизненно необходимы стабильность и согласие на Ближнем Востоке.

Так что было бы наивным полагать, особенно в свете стремительного согласования тегеранского саммита на таком высоком уровне, что предстоящие переговоры сосредоточатся исключительно на Сирии.

И чтобы понять, о чем именно может пойти речь, нужно взглянуть на регион в целом.

Пожалуй, вторым по важности тектоническим расколом на Ближнем Востоке после арабо-израильского конфликта можно считать противостояние Саудовской Аравии и Ирана. Старые религиозные противоречия между суннитами и шиитами рука об руку идут с политическими проблемами: в 2016 году страны в очередной раз разорвали дипломатические отношения, но с 2021-го наметились перспективы восстановления диалога.

И если Россия заинтересована в стабильных отношениях между ключевыми региональными игроками в первую очередь из соображений собственной безопасности — потому что на нестабильном Ближнем Востоке всегда есть риск появления очередного ИГ*, то для США покой в регионе интересен лишь постольку, поскольку Вашингтон имеет доступ к нефтяным поставкам по нужной цене. Для этого мир совершенно необязателен, достаточно лишь контролировать месторождения — пример все той же Сирии у всех на виду. А вот примирение Эр-Рияда с Тегераном при посредничестве Москвы окончательно пустит по ветру попытки Штатов изолировать Россию и обеспечить «цивилизованный мир» дешевым топливом.

ria.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.